Мать В.Ленина – М.А. Ульянова

ч.3

Мария Александрова Бланк

 

Продолжая публикацию очерков из серии статей «моя лениниана» я эту часть начинаю с небольшого отступления, чтобы нам с вами уважаемый читатель, среди повседневной житейской суеты, было легче перейти к описанию жизни и деятельности нашего следующего героя повествования Марии Александровны Бланк.

Мать В.Ленина - М.А. Ульянова

А начну я свое повествование с 7 мая 1855 года, ведь именно в этот день Илья Николаевич Ульянов вступил на тот путь или выбрал свою дальнейшую судьбу и попал в мировую историю!

Ведь благодарю данному выбору судьбы или предназначению свыше !!! если хотите!!!  уже в мае 1855 г. была изначально предрешена кровавая судьба кончины Российской империи, которой если отталкиваться от вышеуказанной даты осталось просуществовать всего лишь 62 года!

Но, на это в России тогда никто на вышеупомянутое событие не обратило никакого внимание!

Ведь страна уже второй год вела тяжелую войну, с Османской империей которая в российскую историю вошла как «Крымская война». Начал ее император Николай Первый, который как теперь установили историки, планировал при успешном ее окончании, реализовать или вернее будет сказать «завершить» проект построения «Третьего Рима»! С триумфальным перенесением столицы Российской империи в победоносно завоеванный у турок, град Константинополь!

Но, все дело пошло не так как было задумано. И опять же, по утверждениям современных историков Николай Первый, не пережив грядущей позорной военной катастрофы, отравился и на российский престол 4 Марта 1855 года вступил новый император Александр Второй, который тоже вначале решил продолжить войну.

А проведя несколько поспешных перегруппировок российские войска в Крыму подложили военные действия.

Но и противники также не дремали и 9 апреля — начинается вторая бомбардировка Севастополя союзной армией, а 24 мая — французский экспедиционный корпус после уничтожения всех остатков Черноморского флота (первая севастопольская катастрофа!) благополучно высадился в Керчи (Крым) и начал наступление вглубь Крыма в сторону печально известного в нашей истории города Херсонеса- по российской версии «Севастополя».

Но, а дальше все пошло так как очевидно и предвидела император Николай Первый………

16 Августа 1855 года. Позорное поражение царских войск у Черной речки во время Крымской войны, когда Александр II настоял на взятии отвесных скалистых Федюхинских гор

08 Сентября     1855 года. Французские войска занимают Малахов курган.

На следующий день русские войска будут отведены на Северную сторону Севастопольской бухты, взорвут укрепления на Южной стороне. Находившиеся в бухте корабли будут затоплены, город оставлен.

За время осады, которая будет продолжаться 349 дней, русская армия потеряет убитыми и ранеными около 102 тысяч человек. Занявшие город союзные войска дальше не пойдут, и вскоре Крымская война будет завершена.

11 Сентября 1855 года. В Крымской войне Севастополь захватывается союзниками после капитуляции русских.

Так, что 1855 г. был печальным годом для России. Но вот наш герой И. Н. Ульянов как это видно из документов не страдал ни великорусским патриотизмом, ни шовинизмом, ибо не записался ни добровольцем в армии, ни поступил в ополчение, а по «тихому», как уже выдержавший необходимые обязательные экзамены на звание старшего преподавателя, был назначен в пензенский Дворянский институт.

Что такое г. Пенза сейчас, не вам мне не рассказывать дорогие читатели из числа роосиян!

А каким российским «захолустьем» была Пенза в 1855 году и вспоминать не хочется. Но придётся.

И так Пенза 1855-1856 года. Население 23 800 человек!!!! И это губернский город!!!! Железная дорога пришла в Пензу в 1874 году, это была линия Сызрано-Вяземской железной дорог.

В 1837 году была открыта первая публичная библиотека, в 1838 году начала выходить первая местная газета — «Пензенские губернские ведомости».

В 1850 году открылась писчебумажная фабрика Сергеева.

Но в 1858 году произошёл пожар, который уничтожил половину города. Так что жилищная проблема в городе стояла остро!

Но это в самой Пензе, а ведь подавляющее число население данной губернии это перекрешенные и отчасти насильственно ассимилированные в «русские» -мордвины.

(Мордва — финно-угорский народ, который делится на два субэтноса — мокша и эрзя. Самоназвание мокшан мокш. мокшет, эрзян — эрз. эрзят. Говорят, на мокшанском и эрзянском языках, относящихся к мордовской подгруппе.)

И если говорить в общем, то первая половина 19 в., по сравнению со второй половиной 18 в., внесла немного изменений в стиль жизни горожан и слобод. По-прежнему наиболее состоятельным сословием были дворяне, жившие в зимнее время со своими семьями в городских усадьбах. Балы, театр, карты и прочее безделье заполняло весь их досуг.

Неизвестно ни одного факта, когда хотя бы один из взрослых представителей «благородного» сословия, живший в Пензе в первой половине 19 в., занимался полезным делом.

Факты говорят сами за себя: за 1838 г. городская библиотека выдала «чиновникам и другим лицам» всего 400 книг (Пензенский край. 1980, с. 103).

Дворяне мало интересовались книгами и наукой.

Писатель П.И. Сумароков писал о быте пензенского дворянства в 1838 г., что его «новое поколение тратит деньги на кареты петербургские, на мебели… и проводит время в уединении, без удовольствия себе, равно другим. Причиною тому безумная роскошь, нельзя дать обеда без трюфелей, шампанского не на серебре или фарфоре. Чтобы отправить несколько пиров, балов, надо заложить деревню, чтобы жениться – должно разориться вполовину» (Там же, с. 104).

Промышленность, по сравнению со второй половиной 18 в., не сделала и полшага вперед. Если в 1790 г. в г. Пензе работало 5 мыловаренных заводов, то в 1850 г. – 3, кожевенных соответственно 5 и 4, прибавилось 3 чугуноплавильных завода, вырабатывавших в год продукции на 2,7 тыс. рублей.

В то время, как, например, суконная фабрика в с. Голицыно Нижнеломовского района – на 105,7 тыс. рублей.

Все предприятия г. Пензы произвели в 1850 г. продукции на сумму 70,2 тыс. руб., все 90 фабрик и заводов Пензенской губернии (без учета 43-х винокуренных) – на сумму 972,2 тыс. руб. (Наш подсчет произведен по таблице, опубликованной в кн. «Пензенский край». 1989, с. 53–55). Таким образом, доля промышленного производства г. Пензы составляла лишь 7,2% от общего губернского объема.

Если учесть винокурение, размещавшееся в уездах и приносившее наибольший доход, то доля г. Пензы в экономике губернии вообще окажется ничтожной.

Больше всего рабочих в городе работало на кирпичных заводах – 353, далее шли сапожники и башмачники – 199, мясники – 127, плотники – 124, портные – 121, извозчики – 116, калашники – 101. И лишь 7 слесарей, 10 оружейников, 11 часовщиков, 22 серебряка, 19 позолотчиков, 30 медников и 88 кузнецов. На 28 тысяч жителей не насчитывалось и двухсот человек, умеющих работать с металлическими изделиями.

Поэтому, когда несколько десятилетий назад говорили о вековой отсталости царской России от промышленно развитых стран Запада, это не преувеличение.

И вот в это благословенное место и убыл 31 мая 1855 года по распоряжению начальства «кандидат Казанского университета Илья Ульянов» что в Пензе «сеять разумное, доброе и вечное» да и прослужил старшим преподавателем физики и математики в Пензенском дворянском институте с 1855 по 1863 годы.

В Пензе И. Ульянов жил на квартире у своего близкого друга – учителя В.И. Захарова, у которого в то время проживали также воспитанники Пензенской гимназии Н.А. Ишутин и Д.В. Каракозов которым как революционерам в последствии пришлось так же войти в трагическую историю Российской империи.

Какие между ними и И. Ульяновым сложились отношения не известно. Но известно, что в отличие от чиновника, исповедующего привитие веры с помощью розг, Илья Николаевич Ульянов придерживался иных взглядов. Сохранилось его послание к попечителю Казанского учебного округа, где Илья Николаевич писал:

«…Преподавание только тогда и плодотворно, когда носит на себе печать истины. А истина проявляется тогда, когда в преподавателе Закона Божия ученики видят человека Божия, соединяющего с надлежащим образованием святость жизни и постепенную ревность о славе Божией и о вечном спасении учеников, – если уроки наставления его исходят из сердца, полного христианской любви, то они проникнут и в сердце детей; когда и все прочие наставники ведут детей в том же духе уважения к Церкви и религии».

Но один из них Д. В. Каракозов все же «сыграл свою роль» в судьбе будущей семьи И. Ульянова. Но об этом дальше!

Мать В.Ленина - М.А. Ульянова

Справка: Николай Андреевич Ишутин (3 (15) апреля 1840, Сердобск — 5 (17) января 1879,

Карийская каторга) — русский революционер, один из первых социалистов-утопистов, создатель революционных кружков. Один из первых представителей русских революционеров-заговорщиков, руководствовавшихся принципом «цель, оправдывает средства». Родился в Сердобске.

Потомственный почетный гражданин. В 1842 году остался сиротой. Воспитывался в семье мелкопоместных дворян Каракозовых, вместе со своим двоюродным братом Д. В. Каракозовым. В 1855 году окончил Чембарское уездное училище и поступил в Пензенскую гимназию, но ушёл из 7-го класса, не окончив курса.

В 1863 году приехал в Москву, посещал лекции в университете в качестве вольнослушателя. Вёл революционную пропаганду среди студентов, организовал небольшую коммуну, имевшую свою кассу взаимопомощи, переплётную и швейную мастерскую, бесплатную библиотеку и школу. В своей деятельности Ишутин сочетал пропаганду в народе идей утопического социализма с заговорщической и террористической тактикой. Основал тайные революционные общества «Организация» и «Ад».

Помимо участников московского кружка, Ишутин имел единомышленников в Петербурге (кружок И. Худякова), в Саратове (А. Христофоров) и других городах. В 1864 году ишутинцы помогли выехать за границу бежавшему из московской пересыльной тюрьмы польскому революционеру, впоследствии генералу Парижской Коммуны Ярославу Домбровскому.

После покушения Д.В. Каракозова на Александра II в 1866 году, ишутинская организация была ликвидирована.

Приговорён Верховным уголовным судом к казни, замененной пожизненной каторгой. До 1868 года Ишутин содержался в одиночке Шлиссельбургской крепости, где стал душевнобольным. Был отправлен в Восточную Сибирь (Алгачи), в 1871 году — на Александровский завод (Нерчинская каторга), а в 1875 году — в Нижнекарийскую каторжную тюрьму, где умер в 1879 году.

Мать В.Ленина - М.А. Ульянова

Дмитрий Владимирович Каракозов (23 октября [4 ноября] 1840, с. Жмакино, Саратовская губерния) — 3 [15] сентября 1866, Санкт-Петербург) — русский революционер-террорист, совершивший 4 апреля 1866 года одно из неудачных покушений на российского императора Александра II.

Мать В.Ленина - М.А. Ульянова

Происходил из мелкопоместных дворян. Окончил 1-ю Пензенскую мужскую гимназию в 1860 году, затем учился в Казанском (с 1861 года) и Московском (1864—1865, исключён за неуплату) университетах. Одно время жил в деревне у родных, а также работал письмоводителем при мировой судье Сердобского уезда.

В 1865 году вступил в тайное революционное общество («Организация»), возглавляемое его двоюродным братом Н. А. Ишутиным. Вместе с некоторыми членами кружка Каракозов стал сторонником тактики индивидуального террора и считал, что убийство царя может послужить толчком для пробуждения народа к социальной революции.

Весной 1866 года он по собственной инициативе выехал в Санкт-Петербург в целях покушения на императора. Мотивы своего поступка Каракозов изложил в рукописной прокламации «Друзьям-рабочим», в которой призывал народ к революции и установлению социалистического строя после цареубийства.

4 апреля 1866 года стрелял в Александра II у ворот Летнего сада, однако промахнулся. Был арестован и заключён в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. По официальной версии, причиной промаха Каракозова стало то, что его руку оттолкнул крестьянин Осип Комисаров, который был возведён в дворянское достоинство с фамилией Комиссарова-Костромского.

В прокламации «Друзьям-рабочим!», которую Каракозов распространял накануне покушения (один её экземпляр обнаружили в кармане террориста при аресте), революционер объяснял мотивы своего поступка: «Грустно, тяжко мне стало, что… погибает мой любимый народ, и вот я решил уничтожить царя-злодея и самому умереть за свой любезный народ. Удастся мне мой замысел — я умру с мыслью, что смертью своею принес пользу дорогому моему другу — русскому мужику. А не удастся, так всё же я верую, что найдутся люди, которые пойдут по моему пути. Мне не удалось — им удастся. Для них смерть моя будет примером и вдохновит их…»

Был повешен 3 сентября на Смоленском поле (Васильевский остров) в Санкт-Петербурге, при большом стечении народа.

Я не зря привожу все эти подробности. Это надо знать читателю чтобы понять с кем жил под одной крышей и с кем общался И. Ульянов.

И все было бы в жизни И.Н. Ульянова преотлично и его без сомнения ожидало светлое будущее и титул великого русского ученного, ведь он хотел после так сказать отработки за «бесплатное образование» вернутся профессором в Казанский университет!

Но, вот тут, БЕДА ПОДКРАЛАСЬ НЕЗМЕТНО! А незаметно потому, что была спрятана в красивую обёртку!

Мать В.Ленина - М.А. Ульянова

И тут мне отчасти, по чисто субъективным причинам все же появляется чувство жалости к И.Н. Ульянову и сомнения не был ли он все же «жертвой» в той многоходовой операции    по очистке морального облика, одного из наследников российского императорского трона?!

Но давайте обо всем по порядку.

Летом 1861 года в г. Пензу прибыл новый инспектор Дворянского института Иван Дмитриевич Веретенников.

Поселился он с семьей, как и его предшественники, в служебной квартире на первом этаже. Держался просто и сердечно.  Он познакомил коллег с женой, Анной Александровной Бланк, женщиной общительной и жизнерадостной.

Она увлекалась литературой, писала стихи, хорошо знала немецкий и французский языки, свободно читала по-английски. Сестру в Пензе навестила младшая сестра Мария Александровна Бланк, которой и предстоит стать главной героиней этого очерка, но уже под именем Марии Александровны Ульяновой!!!

К Веретенниковым зачистили молодые педагоги. Ну а как же в картишки сыграть, винца «нашару» попить да и потанцевать с дамами…В общем в доме образовался такой себе «бомонд» средней прослойки пензенского высшего общества!

И тут я в первый раз прерву нить своего рассказа для того чтобы ознакомить читателя с биографией Марии Александровны Бланк от даты ее рождения и до времени появления в Пензе в 1861 году.

А ее официальная биография такова.

Мария Александровна Бланк, 22 февраля (6 марта н.ст.), 1835, Санкт-Петербург —

Родители: врач-физиотерапевт, надворный советник со старшинством Александр Дмитриевич Бланк (1801 или 1804—1870) (по разным данным был еврейского, или немецкого происхождения) и его жена Анна Ивановна (Иоганновна) Гроссшопф (1810—1838), родителями которой были немец Йоганн Гроссшопф (нем. Johann Groschopf) и шведка Анна Эстедт (швед. Anna Estedt).

Обряд крещения 28 февраля (12 марта) 1835 г. совершен в церкви Св. Спиридония Тримифунтского в Главном Адмиралтействе протоиереем Александром Стратилатовым.

В 1838 году Анна Ивановна умерла, оставив шестерых детей — мальчика и пять девочек.

        Отец женился во второй раз, а воспитанием детей занялась бездетная сестра матери — Екатерина Ивановна.

Но вот что интересно –до сих пор неизвестно кто была вторая жена А.Бланка???Когда она умерла? И это странно!!!

А все детство и юность Марии прошли в — деревне Кокушкино (Казанская губерния), где под руководством тёти Екатерины бездетной сестры ее матери (вскладчину с которой и было приобретено это имение) она получила хорошее домашнее образование.

Она владела немецким, английским и французским языками.

Хорошо знала русскую и европейскую литературу, играла на фортепиано, и, как всякая будущая хозяйка, была обучена рукоделию и ведению домашнего хозяйства.

В 1845—1848 годах жила в Златоусте

А вот далее в официальной биографии М.А. Бланк за период ее жизни между 1848 г-1861 годами имеется существенный пробел в 13 лет!!!

Ибо в своих биография (к примеру https://ru.wikipedia.org/wiki/Ульянова,_Мария_Александровна) она «появляется уже в возрасте 26 лет в 1861 г. , в Пензе в доме своей  сестры Анны Бланк ( Веретенниковой по мужу).

Итак, 13 летней девочкой М. Бланк покидает заштатный уральский городок Златоуст и по одним сведениям она тихо и скромно живет» в Богом и людьми забытой деревне Кокушкино», а по другим данным достигнув совершеннолетия и находясь в Санкт-Петербурге «успешно соблазнила» будущего наследника российского трона Александра Третьего!!!

И вот тут по мнению вашего автора нас с вами уважаемый читатель дальше не продвинутся без выяснения личности и жизни отца Марии Бланк –Александра Дмитриевича Бланка.

И вот, что получается если не предвзято рассмотреть этот вопрос.

Израиль Моисеев сын Александр Дмитриевич Бланк р. 1799 ум. 17 июль 1870 Ррождение: Староконстантинов, Волынская губерния, Российская империя

Смена имени  Сруль, Александр Дмитриевич

     Родители

    Отец – Моисей Давид Ицхаков сын Дмитрий Бланк р. 1763 ум. 1852

Появился Моше Бланк в Староконстантинове будучи уже взрослым и в 1793 году женился на местной 29-летней девице Марьям (Марем) Фроимович. Из последующих ревизий видно, что Моше Бланк читал как по-еврейски, так и по-русски, имел собственный дом, занимался торговлей и плюс к тому у местечка Рогачево арендовал 5 моргов земли, которые засевал цикорием.

В 1794 году у него родился сын Аба (Абель), а в 1799-м – второй сын Сруль (Израиль). Но  с самого начала у М. И. Бланка не сложились отношения с местной еврейской общиной.

Он был «человеком, который не хотел или, может быть, не умел находить общий язык со своими соплеменниками». Иными словами, община его просто возненавидела. И после того как в 1808 году во время пожара, а возможно и поджога, дом Бланка сгорел, семья переехала в Житомир.

Много лет спустя, в сентябре 1846 года, М. И. Бланк написал письмо императору Николаю I, из которого видно, что уже «40 лет назад» он «отрекся от Евреев», но из-за «чрезмерно набожной жены», скончавшейся в 1834 году, принял христианство и получил имя Дмитрия лишь 1 января 1835 года.

Но поводом для письма стало иное: сохраняя неприязнь к своим соплеменникам, Дмитрий (Мойша) Бланк предлагал – в целях ассимиляции евреев – запретить им ношение национальной одежды, а главное – обязать их молиться в синагогах за российского императора и императорскую фамилию.

Любопытно, что в октябре 1846 года письмо это было доложено Николаю I и он полностью согласился с предложениями «крещеного еврея Бланка», в результате чего в 1850 году запретили ношение национальной одежды, а в 1854 году ввели соответствующий текст молитвы.

М. Г. Штейн, собравший и тщательно проанализировавший наиболее полные данные о родословной Бланков, справедливо заметил, что по неприязни к своему народу Дмитрия Бланка «можно сравнить, пожалуй, только с другим крещеным евреем – одним из основателей и руководителей Московского Союза русского народа В. А. Грингмутом…».

Из этого можно сделать и вывод, что «бунтарские гены» и фанатизм в отстаивании своих идей передались В.И. Ленину по наследству от его прадеда!

О том, что Бланк решил порвать с еврейской общиной задолго до своего крещения, свидетельствовало и другое… Оба его сына, Абель и Израиль, как и отец, тоже умели читать по-русски, и, когда в 1816 году в Житомире открылось уездное (поветовое) училище, они были зачислены в него и успешно окончили.

С точки зрения верующих евреев, это было кощунство. И все-таки принадлежность к иудейскому вероисповеданию обрекала их на прозябание в границах «черты оседлости». И лишь событие, случившееся весной 1820 года, круто изменило судьбу молодых людей…

В апреле в Житомир прибыл в служебную командировку «высокий чин» – правитель дел так называемого «Еврейского комитета» сенатор и поэт Дмитрий Осипович Баранов. Каким-то образом Бланку удалось встретиться с ним, и он попросил сенатора оказать содействие сыновьям при поступлении в Медико-хирургическую академию в Петербурге.

Баранов евреям отнюдь не симпатизировал, но довольно редкое в то время обращение двух «заблудших душ» в христианство было, по его мнению, делом благим, и он согласился.

Братья сразу же поехали в Петербург и подали прошение на имя митрополита Новгородского, Санкт-Петербургского, Эстляндского и Финляндского Михаила. «Поселясь ныне на жительство в С.-Петербурге, – писали они, – и имея всегдашнее обращение с христианами Греко-российскую религию исповедающими, мы желаем ныне принять оную».

Ходатайство удовлетворили, и уже 25 мая 1820 года священник церкви Преподобного Сампсония в Санкт-Петербурге Федор Барсов обоих братьев «крещением просветил». Абель стал Дмитрием Дмитриевичем, а Израиль – Александром Дмитриевичем.

Новое имя он получил в честь своего восприемника графа Александра Апраксина, а отчество – в честь восприемника Абеля сенатора Дмитрия Баранова.

А 31 июля того же года, по указанию министра просвещения князя Голицына, братьев определили «воспитанниками Медико-хирургической академии», которую они и закончили в 1824 году, удостоившись ученого звания «лекарей 2-го отделения» и презента в виде карманного набора хирургических инструментов.

Дмитрий Бланк остался в столице полицейским врачом, а первым местом работы Александра с августа 1824 года стала должность уездного врача в городе Поречье Смоленской губернии. Но в октябре 1825 года и он вернулся в Петербург, где был зачислен, как и его брат, в штат столичной полиции в качестве врача. В 1828 году А. Д. Бланка произвели в штаб-лекари. Пора было думать и о женитьбе…

       Его крестный отец граф Александр Апраксин (и по тогдашним понятиям и законам «всесильный ПРОТЕЖЕ «А. Бланка) был в то время чиновником особых поручений министерства финансов.

Так, что Александр Бланк, несмотря на происхождение, вполне мог рассчитывать на приличную партию. Видимо, в доме другого благодетеля – сенатора Дмитрия Баранова, он познакомился с братьями Грошопфами и был принят у них в доме.

Глава этой весьма солидной семьи Иван Федорович (Иоганн Готлиб) Грошопф – прибалтийский немец. Служил он консулентом Государственной Юстиц-коллегии Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел и дослужился до чина губернского секретаря.

Его супруга Анна Карловна – в девичестве Эстедт – была шведкой, лютеранкой, родители которой являлись состоятельными купцами и жили сначала в шведском городе Упсала, а потом переехали в Петербург.

Детей в семье Грошопф было восемь: сыновья – Иоганн, служивший в русской армии, Карл – вице-директор в департаменте внешней торговли министерства финансов, Густав, заведовавший рижской таможней, и пять дочерей – Александра, Анна, Екатерина (по мужу – фон Эссен), Каролина (по мужу – Биуберг) и младшая Амалия.

Познакомившись с этой семьей, А. Д. Бланк сделал предложение Анне Ивановне. Незадолго до этого она окончила пансион, владела несколькими языками и прекрасно играла на клави-кордах.

Именно в ее исполнении Александр Бланк впервые услышал полюбившуюся ему «Лунную сонату» Бетховена, а как мы знаем и сам В.И. Ленин тоже пытал большую слабость от этой музыкальной пьесы!

Тут не могу удержатся чтобы не поделится одной случайной мыслью, возникшей в связи с данными ассоциациями.

На заметку спец. службам всех государств!

      Портрет потенциального бунтовщика против государственного строя:

      Приметы: Крещеный еврей (сын, внук, правнук и т.д. крещенного еврея) живет в России и, мистифицирует ( вангует) на «Лунную сонату» Бетховена.

      После ее тысячного прослушивания! в его сознании начинаются неконтролируемые процессы в ходе чего снимаются запреты на все «табу», и он начинает создавать революционные подпольные организации, затем вместе с соратниками переходит уже как очередной «мессия» к методам террора с целью захвата власти для построения как обычно «нового мира»!

Но это я так отвлекся. А наш настойчивый ухажер таки влюбил в себя бедную Анну и согласие ее родителей на брак было получено и пошли дети.!

И опять тут есть невольная мысль!

      Как бы в нашем случае если принять во внимание, что А. Бланк уже получил «зомбированние» от «внешней СИЛЫ», и как потенциальный бунтовщик!

      Или рассадник революционной заразы, если уж говорить в медицинских терминах! может и вопреки своим желаниям, но начал активно воспроизводить себе подлобных, которые могли завершить начатое им дело!!!

Уже 9 сентября 1830 года родился сын Дмитрий (покончил с собой в 1850 году 19 лет от роду, будучи студентом Казанского университета), т.е. генетическая программа «зомбирования» наследника на революционный «бунтаризм» дала первый сбой!!!

Далее очевидно в программу были внесены поправки и   30 августа 1831 года – родилась дочь Анна (по мужу – Веретенникова),

20 августа 1832-го – Любовь (по первому мужу – Ардашева, а по второму -Пономарева), 9 января 1834-го – Екатерина (по первому мужу – Алехина, по второму – Залежская),

22 февраля 1835-го – Мария (по мужу – Ульянова) и 24 июня 1836-го – Софья (по мужу – Лаврова).

Дела у Александра Дмитриевича поначалу складывались неплохо. Как полицейский врач он получал тысячу рублей в год.

За «расторопность и усердие» не раз удостаивался благодарностей.

Но в июне 1831 года во время «холерных беспорядков» в столице взбунтовавшейся толпой был зверски убит его брат Дмитрий, дежуривший в Центральной холерной больнице.

Эта смерть настолько потрясла А. Д. Бланка, что он уволился из полиции и более года не работал. Лишь в апреле 1833 года он вновь поступил на службу ординатором в больницу Св. Марии Магдалины, предназначенную для бедноты заречных районов Петербурга.

Между прочим, именно здесь в 1838 году у него лечился еще один известный бунтарь и борец с русским царизмом украинский поет Тарас Шевченко.

Одновременно, с мая 1833 года по апрель 1837 года, А. Д. Бланк служил и в Морском ведомстве. В 1837 году после сдачи экзаменов он был признан инспектором врачебной управы, а в 1838-м медико-хирургом.

Расширялась и частная практика А. Д. Бланка. Среди его пациентов появились представители высшей знати.

Это позволило ему переехать в приличную квартиру во флигеле одного из роскошных особняков на Английской набережной, принадлежавшего лейб-медику императора и президенту Медико-хирургической академии баронету Якову Виллие.

Именно здесь в 1835 году родилась М. А. Бланк.

      Крестным отцом Машеньки стал их сосед – адъютант великого князя Михаила Павловича, а с 1833 года – шталмейстер императорского двора Иван Дмитриевич Чертков.

Что в действительности связывало Четкова и Бланка историки не уточняют.

Но, уж слишком праздными как на взгляд историков они были людьми по общественному положению, чтобы дружить семьями!

Но если конечно оба небыли члена одной и той же масонской ложи??? Как знать!?

Далее я подаю о нем как о покровителе Марии Бланк подробную справку.

Она нам пригодится при выяснении вопроса о том была ли Мария Бланк в фрейлинах при дворе императора Николая Первого!?

Мать В.Ленина - М.А. Ульянова

Справка: Иван Дмитриевич Чертков (29 декабря 1797, Воронеж — 6 февраля 1865, Москва) — шталмейстер, действительный тайный советник из рода Чертковых. Автор Устава сберегательных касс.

Родился в семье воронежского губернского предводителя дворянства Дмитрия Васильевича Черткова, разбогатевшего благодаря браку с дочерью Степана Тевяшова. Из его братьев Александр известен основанием первой в Москве публичной библиотеки, а Николай — основанием Воронежского кадетского корпуса.

Поступил на военную службу в Арзамасский конно-егерский полк 13 октября 1813 года. Принимал участие в кампаниях 1813—1814 годов, Русско-турецкой войны 1828—1829 годов и подавлении Польского восстания 1830 года.

Чертков состоял при шефе своего полка генерал-майоре Хрущове, командовавшем 1-й конно-егерской дивизией, для исправления должности адъютанта. 12 февраля 1814 года награждён за отличие в сражениях орденом Святой Анны 3-й степени. 13 марта того же года произведён в поручики, а 18 марта награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом.

В ноябре 1814 года назначен бригадным адъютантом к генерал-майору Хрущову.

1 июля 1816 года назначен адъютантом к командиру 4-го резервного кавалерийского корпуса генерал-лейтенанту графу Палену 2-му. В августе 1816 года переведёнкорнетом в лейб-гвардии гусарский полк. 13 февраля 1817 года произведён в поручики, 2 февраля 1819 года — в ротмистры. 13 ноября 1820 года назначен адъютантом к командовавшему гвардейским корпусом генерал-адъютанту Васильчикову, а 1 февраля 1822 году — адъютантом к начальнику Главного Штаба Его Величества, генералу от инфантерии, князю Волконскому, к которому был прикомандирован ещё с 1 января 1821 года, а 1 января 1825 года «обращён в полк».

28 января 1826 года произведён в полковники, а 27 ноября того же года назначен адъютантом к Его Императорскому Высочеству великому князю Михаилу Павловичу. В 1827 году награждён орденом Святой Анны 2-й степени. Приняв участие в Турецкой кампании 1828—1829 годов, Чертков, по покорении крепости Браилова, награждён был орденом Святого Владимира 3-й степени. За польскую кампанию 1830 года он получил орден Святого Станислава 2-й степени и золотую саблю с надписью «за храбрость»

1 января 1833 года Чертков уволен от службы в чине действительного статского советника и был назначен ко двору Его Императорского Величества в должности шталмейстера. Это придворный чин 3класса и означал что Чертков стал главным управляющим царскими конюшнями! По-современному как бы президентским зав. гаражом!!       

В том же году он назначен членом комитета о коннозаводстве, членом Попечительного Совета заведений общественного призрения в Санкт-Петербурге и попечителем Александринского сиротского дома.

В 1834 году за отлично усердное исполнение возложенного Его Императорским Величеством поручения по продовольствию крестьян Беловодской Коннозаводской волости, во время бывшего в 1833 году неурожая, награждён орденом Святого Станислава 1-й степени.

22 октября 1834 назначен почётным членом Демидовского дома призрения трудящихся, а в ноябре того же года назначен попечителем этого Дома на время отсутствия его учредителя, в каковом звании оставался до 10 августа 1839 года.

1 декабря 1835 года ему пожалован орден Святого Георгия 4-й степени за 25-летнюю беспорочную службу в офицерских чинах. 5 декабря того же года «за отличное усердие и попечительность в делах богоугодных» награждён орденом Святой Анны 1-й степени, а 30 декабря получил благодарственный рескрипт от государыни императрицы. Такие же рескрипты он не раз получал и впоследствии.

21 декабря 1836 года назначен почётным опекуном Санкт-Петербургского Опекунского Совета, а 12 апреля 1837 года назначен управляющим Мариинским сиротским отделением при Соборе всех учебных заведений и Вдовьим домом.

1 ноября 1838 года, удостоенный благодарственного рескрипта государыни императрицы «за постоянные труды по учреждению вновь в некоторых частях столицы детских приютов»,

Был членом Попечительского совета заведений общественного призрения в Санкт-Петербурге (1833—1842), попечителем Александринского дома призрения сирот.

20 апреля 1840 года вновь пожалован в шталмейстеры двора Его Императорского Величества. С 1848 по 1856 год управлял Московской детской больницей.

Но у нас нет никаких данных что он когда либо контактировал со своей крестницей Марией Бланк???

А продолжая наше повествования я скажу, что   на пенсию,  сам «отец  основатель» российской версии коммунизма А. Бланк, вышел в конце 1847 года с должности доктора Златоустовской оружейной фабрики, дослужился при этом до чина надворного советника, дававшего право на дворянство, и уехал с Урала в Казанскую губернию, где в 1848 году в Лаишевском уезде на его сбережения, а в основном на средства Екатерины Ивановны, было куплено имение Кокушкино с 462 десятинами земли (503,6 га), водяной мельницей и 39 крепостными крестьянами.

4 августа 1859 года Сенат утвердил А. Д. Бланка и его детей в потомственном дворянстве, и они были занесены в книгу Казанского дворянского депутатского собрания.

И в это же лето – 17 июля 1870 года Александр Дмитриевич Бланк умер. Похоронили его в трех верстах от Кокушкина, на кладбище приходской церкви села Черемышево рядом с могилой Екатерины Ивановны фон Эссен

В ноябре 1861 года Мария Бланк, потомственная дворянка, познакомилась с учителем физики и математики Ильей Николаевичем Ульяновым.

И это знакомство переросло в «дружбу», а затем в сватовство весной 1863 г.  И.Н. Ульянова к Марии Бланк.

И в итоге был заключен брак!

В метрической книге по Лаишевскому уезду Казанской губернии за август 1863 г. содержится запись о том, что

«25 августа старший учитель Нижегородской гимназии Илья Николаевич Ульянов, 32 лет, православного вероисповедания и дочь надворного советника Александра Дмитриевича г-на Бланка Мария Александровна Бланк, 28 лет, православного вероисповедания венчались первым браком».

Но в 1863 г., в связи с закрытием Пензенского дворянского института, И. Н. Ульянов вынужден обратился к своему бывшему учителю Астраханской гимназии Тимофееву, который к тому времени был директором училищ в Нижнем Новгороде, с просьбой помочь перебраться в Нижний Новгород и устроиться работать в губернской мужской гимназии.

В том же году Мария Бланк решила экстерном сдать экзамены на звание учительницы начальных школ. Илья Николаевич помогал во время подготовки.

Экзамены Мария сдала успешно. Сохранилось свидетельство, выданное дирекцией самарских училищ.

В нем говорится: «Дано сие дочери Надворного Советника девице Марье Бланк в том, что вследствие поданного ею прошения о желании получить право на первоначальное обучение чтению и письму по Русски, Немецки и по Французски, она была допущена к испытанию в Самарской Гимназии и оказала в Законе Божием, Русском языке, Арифметике, Немецком и Французском языке вполне удовлетворительные сведения.

   А потому ей, Бланк, и дано право на преподавание вышеупомянутых предметов...».

 

Далее был переезд в г. Нижний Новгород.  И тут сухие документы нам повествуют!!!

Указом Правительственного сената 31 августа 1860 г. И .Н. Ульянов   произведен в титулярные советники со старшинством с 11 ноября 1855 г.

Указом Правительственного сената 20 февраля 1862 г., произведен в коллежские асессоры со старшинством с 11 ноября 1858 г.

Приказом Г. Попечителя Казанского Учебного Округа перемещен тем же званием в Нижегородскую гимназию 22 июня 1863 г

Указом Правительственного сената 12 июля 1863 г. за № 157 произведен в надворные советники со старшинством с 11 ноября 1862 г. (аналог подполковника в армии!)

Обустройств во на новом месте где предстояло прожить семье И.Н. Ульянова 6 лет и рождения его первых двух детей. 14 августа 1864 г. в Нижнем Новгороде у Ульяновых родилась дочь Анна, а 31 марта 1866 г.  родился сын Александр.

Но обо все э том уже в следующей части.

А пока вернемся к исследованию версии о том была ли Мария Бланк фрейлиной и соблазнила ли она таки будущего императора Александра Третьего?

И первой эту    версию в исторической оборот запустила Инесса Арманд, тайная ««возлюбленная Владимира ИльичаОна передала своим знакомым тайну, сообщенную ей лично В. Лениным.

      Как следовало из повествования, Мария Александровна, мать Ленина, в юности была взята ко двору, но пробыла там недолго, скомпрометировав себя романом с кем-то из великих князей, за что ее отправили к отцу в Кокушкино и быстро выдали за Ульянова, обеспечив ему регулярное повышение по службе.

      И мы тут если прочитать послужной список   видим тут вскоре подтверждаете этой версии!  Никому неизвестный учитель астрономии, не дворянин, становится в обход всех правил о преимущества и без наличия каких либор связей в высшем обществе в самый кратчайший срок и без видимых заслуг, в итоге действительным статским   советником (генерал-майором в армии)

А суть дела такова, что после смерти отца, в 1886 г. старший сын Александр, разбирая бумаги покойного, наткнулся на документ, касающийся пребывания при императорском дворе девицы Марии Бланк (его матери), – то ли пожалование материального характера на новорожденного, то ли письмо, раскрывающее тайну.

Александр поделился открытием с Анной, и оба поклялись отомстить. Версия получила развитие.

По другим источникам мать Ленина оказалась   фрейлиной императрицы, жены Александра Третьего

Писательница Лариса Васильева привела в своей книге «Кремлевские жены» услышанную ею легенду о матери Ленина.

«Весной 1991 года в одной компании услыхала я легенду: будто бы мать Ленина, Мария Бланк, до замужества некоторое время была при царском дворе чуть ли не фрейлиной, завела роман с кем-то из великих князей, чуть ли не с будущим Александром II или III, забеременела и была отправлена к родителям, где ее срочно выдали замуж за скромного учителя Илью Ульянова, пообещав ему повышение по службе, что он регулярно получал в течение всей жизни.

Мария родила первого своего ребенка, сына Александра, потом еще много детей, уже от мужа, а спустя годы Александр Ульянов узнал тайну матери и поклялся отомстить царю за ее поруганную честь. Став студентом, он связался с террористами и готов был покуситься на жизнь царя, своего подлинного отца. Легенда вызвала сомнения».

«От автора пьесы «Семья», драматурга Ивана Попова, друга моего отца, много лет назад, в середине пятидесятых, я услышала: «Анна у Марии Александровны прижитая. Она как будто дочь кого-то из великих князей».

Попов был социал-демократом, работал с Лениным в эмиграции, дружил с Инессой Арманд. Он уверял, что Инесса знала какую-то тайну семьи Ульяновых».

         В 90-е годы прошлого столетия в одной из петербургских газет («Новый Петербургъ») было опубликовано интервью с журналистом Александром Павловичем Кутеневым о внебрачных детях царя Александра III:

НП: Александр Павлович, не можете ли подробнее рассказать о внебрачных детях Александра III?

АПК: У Александра III, действительно, было немало внебрачных детей, поскольку он был человеком безудержным и страстным. Среди детей были и исторические знаменитости. В частности, Александр Ульянов, старший брат Владимира Ильича Ленина. Дело в том, что Мария Александровна, мать Ленина, была фрейлиной при дворе Александра II. Когда Александр III был просто великим князем, у него был роман с Марией Александровной, от него она в девичестве родила сына Александра.

История знает немало подобных примеров: в России к бастардам относились гуманно – давали княжеский титул, приписывали к гвардейскому полку. Известно, что Ломоносов был сыном Петра I, князь Бобринский – сыном Потемкина и Екатерины II, Разумовский – внебрачным сыном Елизаветы. Все они, как вы знаете, сделали прекрасную карьеру, и никогда не чувствовали себя изгоями.

Такая же участь была уготована и Александру, брату Ленина.

Но Мария Александровна все испортила: вслед за Александром она родила еще ребенка – девочку, и к Александру III эта девочка уже никакого отношения не имела.

Держать при дворе фрейлину с двумя детьми было неприлично.

Чтобы замять скандал, решили передать дело охранке. Охранка нашла в Петербурге несчастного человека – гомосексуалиста Илью Ульянова.

Как человек с не традиционной сексуальной ориентацией, он был на крючке у охранки. Ему дали в приданое к Марии Александровне дворянский титул, хлебное место в провинции, и молодожены отправились в Симбирск.

И вся бы эта предыстория замялась, если бы не страстный нрав Марии Александровны.

Она и в Симбирске не отличалась строгим поведением, и хотя сексуальная жизнь с Ильей Николаевичем у нее сложиться никак не могла, она родила еще четырех детей, неизвестно от каких отцов.

Можете представить, каково было детям Ульяновых в гимназии. В маленьком городке все сразу становится известным, и мальчишки дразнили своих сверстников Ульяновых: припоминались и мамочка, и царь, и Илья Николаевич.

В конечном счете, все это отрицательно повлияло на Александра: он вырос очень озлобленным с желанием во что бы то ни стало шлепнуть папочку.

С этими планами он и отбыл в Петербург на учебу. Остальное все организовала охранка. Как в наше время спецслужбы организовали Народный фронт и другие демократические организации.

Там в те далекие времена охранка помогла Александру Ульянову войти в народовольческую революционную организацию и принять участие в покушении на царя.

Как только Мария Александровна узнала, что сын арестован за покушение на царя, она сразу же поехала в Петербург и явилась к Александру III.

Удивительное дело, ни один источник не поражается тому, что никому не известная бедная симбирская дворянка без всяких проволочек попадает на прием к царю!

       (Впрочем, историки никогда не удивлялись и тому факту, что даты рождения двух первых детей Ульяновых предшествуют дате свадьбы Ильи и Марии.)

А Александр III принял свою старую пассию сразу, и они вместе посетили Сашу в крепости. Царь простил «цареубийцу», пообещав дать ему княжеский титул, записать в гвардию. Но Сашенька оказался с характером, он сказал все, что думает об обоих своих родителях. И пообещал им, что как только очутится на свободе, предаст гласности всю их бесстыдную историю и обязательно швырнет бомбу в папочку!

Поэтому на свободу Александра Ульянова так и не выпустили, а отправили в психушку, где он своей смертью умер в 1901 году.

Историки не сходятся на способах казни, но казни никакой не было.

НП: А откуда у вас такая ошарашивающая информация?

АК: Это тоже особая и интересная история. У ее истоков стоит Мариэтта Шагинян. В 70-х годах эта писательница писала книгу о Ленине и получила доступ к архивам.

Видимо, хранители архивов сами не знали, что спрятано в бумагах за семью печатями. Когда Мариэтта Шагинян ознакомилась с бумагами, она была потрясена и написала докладную записку Леониду Ильичу Брежневу лично. Брежнев познакомил с этой информацией свой круг. Суслов три дня лежал с давлением и требовал расстрелять Шагинян за клевету. Но Брежнев поступил иначе: он вызвал Шагинян к себе и в обмен на молчание предложил ей премию за книгу о Ленине, квартиру и т.д. и т.п.

 НП: И Шагинян ведь действительно получила какую-то премию за книгу о Ленине?

АК: Да, она получила Ленинскую премию за книгу «Четыре урока у Ленина». А записку засекретила, и она лежала в архиве Центрального комитета партии. Когда я прочел в архиве эту записку, мне захотелось увидеть и сами архивные материалы. И я запросил копии. Все именно так и было…

И вот все было хорошо в этих исторических версиях. Если бы не ряд документальных фактов!!!

Во-первых, в семье Ульяновых первой родилась девочка Анна в 1864 году, а через два года мальчик Александр.

Родители их расписались в 1863 году, и об их браке имеется запись в церковной книге.

Во-вторых, Мария Александровна Бланк никогда не была фрейлиной.

По понятиям А.П. Кутенева фрейлины были куртизанками и переходили от одного великого князя к другому, пока не появлялись дети (бастарды), и фрейлин удаляли из светского круга, пристраивая даже за мещан.

На самом деле фрейлины являлись служащими, как чиновники в министерствах, при Императорском дворе.

Всего существовало пять уровней штатных женских должностей: обер-гофмейстерина, гофмейстерина, статс-дама, камер-фрейлина и фрейлина.  Эти чины представлялись представительницам знатных дворянских фамилий.

Примерно треть фрейлин принадлежала к титулованным фамилиям: Голицыны, Гагарины, Щербатовы, Трубецкие, Оболенские, Долгоруковы, Волконские, Барятинские, Хилковы и др., а около половины были дочерьми лиц, имевших придворные чины и звания.

Фрейлины составляли свиту императриц и великих княгинь.  Все женские «штатные единицы» при Императорском дворе соответствующим образом оплачивались. По придворному штату, утвержденному Павлом I в декабре 1796 г., обергофмейстрина получала жалованье в 4000 руб. в год.

Такое же жалованье получали и 12 статс-дам (по 4000 руб.), фрейлины получали жалованье по 1000 руб. в год.

Кроме этого фрейлины имели оплачиваемые «больничные» и отпуска «с дорогой». Если какая-либо из фрейлин заболевала, то императрица из своих средств оплачивала не только лечение, но и реабилитационный отдых со всеми издержками.

В 1826 г. Николай I четко определил число   фрейлин при каждой великой княжне, и их количество достигло 36 человек. Многие из них постоянно находились при дворе (часто и проживали там).

Для приема девушек во фрейлины был установлен негласный возрастной ценз, ориентированный на 15–18 лет, то есть тот возраст, когда девушки выходили «в жизнь» из закрытых учебных заведений.

Главным «поставщиком» фрейлин являлся столичный Смольный институт, учрежденный в 1764 г. повелением Екатерины II. Кроме этого, девушки и их семья должны были обладать безупречной репутацией.

От фрейлин требовалось безукоризненное знание придворного этикета. Как правило, эти знания получали девушки в институтах благородных девиц. Само присвоение фрейлинского звания считалось высокой монаршей милостью, которая оказывалась отличившимся на службе родителям или в силу их знатности.

Главной обязанностью штатной фрейлины являлось суточное дежурство при своей хозяйке, в течение которого ей приходилось выполнять множество неожиданных поручений.  Фрейлины сопровождали хозяйку на всех приемах и торжествах, развлекали гостей, и даже ночью выносили горшок за хозяйкой.

Знаком отличия штатных фрейлин были золотые, украшенные бриллиантами шифры (вензеля императриц или великих княгинь, при которых они состояли), носившиеся на банте из Андреевской голубой ленты на левой стороне груди.

Знаки эти могли надеваться и не на парадное платье. Шифр для фрейлин считался большим отличием, дающим чин, равный чину супруги генерал-майора.

Едва ли не основным преимуществом фрейлин была возможность выхода замуж, так как при дворе можно было найти наиболее выгодного, знатного и богатого жениха.

После выхода замуж фрейлины автоматически покидали придворную службу.

При этом императрица награждала невесту хорошим приданым — наличными деньгами, драгоценными вещами, платьем, кроватными и постельными уборами, галантерейными предметами на сумму от 25 до 40 тысяч рублей и образом святого новобрачной в дорогом окладе.

В некоторых случаях сама свадьба праздновалась во дворце: так, фрейлина цесаревны и адъютант цесаревича Александра III в 1880 г. праздновали свадьбу в Аничковом дворце.

Но даже в отставке фрейлины сохраняли право быть представленными императрице и приглашались на большие балы в Большом (Николаевском) зале Зимнего дворца вместе с мужьями, «независимо от чина последних».

Вернемся к Марии Александровне. В 1841 году она вместе с семьей покинула Петербург, и затем переезжала из Перми в поселок Юг, оттуда в Златоуст.

В 1847 году, когда Марии было 12 лет, Бланки приобрели имение Кокушкино.  Никаких данных, что Мария была оправлена в Петербург и каким-то невероятным способом в нарушении всех принятых правил устроена во фрейлины, нет.

Не обладала Мария Александровна такими уникальными способностями, чтобы ее все-таки взяли во фрейлины.  и более того ее домашнее образование было обычным провинциальным и позволило ей сдать экзамены всего лишь на учителя иностранных языков для начальных школ.

Она не была знакома с правилами светского придворного этикета, не блистала она в понимании поэзии, музыки, живописи, что было просто необходимо для фрейлины, поддерживавшей беседы с гостями из высшего общества.

В-третьих, Царь Александр III, будучи великим князем, (цесаревичем он стал после смерти старшего брата в апреле 1865 г.), никак не мог увлечься Марией Бланк, даже если предположить, что она все же была при дворе.

Александр III был на 10 лет моложе Марии Бланк, он родился в 1845 г.

В 1860 г. ему было всего лишь 15 лет, а Марии уже 25.

Великие князья ухаживали, и флиртовали с молоденькими умненькими девушками.

И в силу своих обязанностей фрейлины должны была отвечать на ухаживание благосклонно. Если флирт заходил далеко, он становился предметом самых горячих сплетен.

Беременность скрыть было невозможно, об этом судачили не только при дворе, но и в Петербурге. Это становилось известным каждому, и, естественно, историки отражали сразу такие события.

Но среди них не было забеременевшей фрейлины Марии Бланк.

Хотя  Цесаревич Александр III, наследник российской короны, имел в юные годы твердое намерение отказаться от престола из-за любви к Марии, но не Бланк, а княжны Мещерской.

           Мария Мещерская была фрейлиной императрицы Марии Александровны.

           Александр и Мария Мещерская впервые встретились весною 1864 г.

(Александру было 19 лет, а Марии 20 лет) Мария Мещерская была не красавицей, но обладала утонченными манерами светской дамы, переданными ей бабушкой княгиней Екатериной Ивановной Мещерской, урожденной графини Чернышевой, в одиночестве воспитывавшей девочку после ранней смерти ее родителей.

Мария Мещерская жила, ни в чем не нуждаясь на Лазурном берегу Франции, переезжая из Ниццы в Канны – от матери к бабке.

В парижском свете слыла отчаянною особой, острою на язык, знающей все приемы изысканного и остро ранящего сердца кокетства, «грозою мужчин». Но родители и свет постоянно вмешивались в отношения Александра и Мари, не давая им развиться.

Они так и остались возлюбленными. Цесаревичу Александру родители предложили жениться на Дагмар, датской принцессе, дочери датского короля Кристина IX. Цесаревич метался между чувством к княжне Мещерской и долгом. Выполняя долг наследника престола, он был вынужден согласиться.

28 октября 1866 г. состоялась свадьба цесаревича Александра и принцессы Дагмары Датской, а в 1867 году княжна Мария Мещерская вышла замуж за Павла Павловича Демидова, князя Сан-Донато.

25 июля 1868 года она родила сына Элима и скончалась на следующий день. Накануне смерти, она призналась своей подруге А. Жуковской, что «никого и никогда не любила, кроме цесаревича».

В-четвертых, имеются списки всех фрейлин императорского двора с 1712 года. Ежегодно список фрейлин публиковался в адрес-календаре Российской Империи. Список строился по стажу пребывания во фрейлинском звании. Несмотря на то, что замужество автоматически вело к потере должности фрейлины, многие из них более известны под фамилией мужа. В списке приведены оба варианта — сначала девичья фамилия, фигурировавшая во фрейлинских списках, в скобках — фамилия в браке. Фамилия Бланк в списках не встречается. Фрейлинами Марии Александровны (матери Александра III) были:

• Белосельская-Белозерская Елизавета Эстаровна, в замужестве за князем П.Н. Трубецким

• Вяземская Мария Аркадьевна, (жена князя Павла П. Вяземского, двоюродная тетка Лермонтова)

• Дашкова Софья Александровна, в замужестве за князем Г.Г. Гагариным,

• Жуковская Александра Васильевна (дочь поэта Василия Жуковского, воспитателя наследника престола) в замужестве баронесса Верман, морганатическая супруга великого князя Алексея Александровича, брак с которым был расторгнут.

• Ланская (Арапова) Александра Петровна (старшая дочь Натальи Николаевны Гончаровой от второго брака с генералом–лейтненатом П.П. Ланским)

• Пушкина (Гартунг) Мария Александровна (дочь А.С. Пушкина)

• Тютчева Анна Федоровна, (дочь поэта Ф.И.Тютчева), получила образование в Мюнхенском королевском институте

• Тютчева Екатерина Федоровна, не замужем (дочь поэта Ф.И. Тютчева, воспитывалась в Смольном институте)

• Княжна Мещерская (Демидова – Сан Донато), Мария Элимовна

• Голынская Прасковья Михайловна (дочь княжны Шуховской)

• Смирнова Ольга Николаевна, не замужем (дочь фрейлины Смирновой-Россет)

Камер-фрейлина

• Графиня Блудова Антонина Дмитриевна, не замужем (Дочь государственного деятеля и литератора Дмитрия Николаевича

Итак, после всех предъявленных доказательств и их последующего опровержения версия причастия Александра Третьего к Марии Бланк  куак ее лбюбовника, у нас можно считать такой, что не подтвердилась!

На этом я закачиваю эту часть и далее мы рассмотрим период жизни семьи Ульяновых в Нижнем Новгороде.

(конец ч.3)

Мать В.Ленина - М.А. Ульянова

 

Читать полностью: http://h.ua/story/427643/#ixzz433YE2rV0

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s