Билингвизм ведет к русификации: как двуязычные граждане становятся русскоязычными

Фото:  «Тиждень»

Данные длительных социологических мониторингов свидетельствуют, что популярные в определенных политических кругах идеи двуязычия Украины не выдерживают критики. Так называемые двуязычные граждане составляют в Украине довольно многочисленную группу.

Опросы, в которых допущено существование двух родных языков (например, проведенный Центром Разумкова в 2007 году), фиксируют, что доля людей, не способных определить, украинский или русский является для них таковым, составляет 21,5% и остается особенно высоким на юге (25,5%) и Востоке (32,2%) страны. В этих регионах билингвы количественно равны тем, кто считает родным украинский, а то и преобладают над ними.

Промежуточное звено

Данные длительных социологических мониторингов свидетельствуют, что популярные в определенных политических кругах идеи двуязычия Украины не выдерживают критики. Ведь на протяжении последних двух десятилетий у нас происходил непрерывный процесс гомогенизации билингвальных сред.

В общенациональном масштабе, по данным Института социологии НАНУ, доля граждан, которые в домашнем общении пользуются украинским, за период с 1992 до 2011 года возросла с 36,8% до 42,8%; тех, кто пользуется русским, — с 29% до 38,6%. Это произошло прежде всего за счет граждан, которые употребляли в семье оба языка, — их доля за соответствующее время сократилось с 32% до 17,1%.

К сожалению, в отечественных реалиях, при отсутствии эффективной официальной языковой политики, категория двуязычных обычно является промежуточным звеном на пути к русификации. За период с 1992 по 2010 год в пользу украинского языка, что было бы логично в Украинском государстве, соответствующая гомогенизация наблюдалась только на Западе.

Где более чем трехкратное сокращение доли двуязычных (от 19% до 6%) произошло полностью за счет приумножения украиноязычных. Тогда как в других макрорегионах продолжается процесс русификации: в центре с 5% прежде двуязычных лишь 1% перешли на украинский, а 4% — на русский, на юге — с 10% билингвов 1% стал украиноязычным, а 9% — русскоязычными. Как следствие — доля тех, кто в семейном общении использовал только русский, на юге выросла с 43% до 54%, на востоке — с 56% до 64%.

В зависимости от обстоятельств

Очевидным источником формирования билингвов были именно граждане. Из данных опроса, проведенного Центром SOCIS в апреле 2002 года (результаты которого коррелируют с итогами организованной за несколько месяцев до того Всеукраинской переписи), четко видно, что группа людей, которые используют в семье оба языка, выделяется преимущественно из тех, кто называет родным украинский.

Например, в среднем по стране их было 65%, тогда как русский таковым признали 34%. Одновременно в семье на русском общались те самые 34%, а украинском — лишь 44%. Остальные 21% — говорили на двух языках «в зависимости от обстоятельств».

Так, в Сумах при наличии 24% жителей, которые считали родным русский, дома на нем разговаривали 25%, а из 75% тех, кто назвал таковым украинский, лишь 29% — на нем одном, а 46% пользовались обоими.

В Харькове из 28%, что признали украинский язык родным, общались именно на нем с родными лишь 4%, а двумя языками «в зависимости от обстоятельств» — 19%. В Херсоне из 59% жителей, которые заявили как о родном об украинском, на нем в семье разговаривали только 4%, на двух языках — 43%.

В соседнем Николаеве эти показатели составляли 60, 10 и 40% соответственно. В Донецке украинский назвали родным 10% жителей (при 39% этнических украинцах). При этом исключительно на нем общались менее 1%, 87% использовали только русский, а 12% — оба языка «в зависимости от обстоятельств».

По данным Центра Разумкова, в Киеве дома русским в 2005 году пользовались 39,9%, украинским — 18,1%, тогда как тем или тем «в зависимости от обстоятельств» — 41,2% (примерно одинаково обоими языками — 23,6%, преимущественно на русском — 12,3%, преимущественно на украинском — 5,3%). Как показывает сравнение со структурой населения столицы по родному языку, к последней группе относятся преимущественно украиноязычные, которые в большей или меньшей степени испытали русификацию.

Причем среди молодежи и людей среднего возраста сокращение процента билингвов с многократным преимуществом состоялось в пользу русского. Так, по данным Института социологии НАН Украины, если с 1992 по 2010 год среди лиц среднего возраста доля украиноязычных выросла с 36% до 39%, то русскоязычных — с 29% до 37%, среди молодежи — с 33% до 36% и с 34% до 39% соответственно.

То есть среди населения до 30 лет доля исключительно русскоязычных не просто выше, чем полностью русскоязычных, но и быстрее растет. Определяющее влияние на языковые предпочтения молодежи оказывают массовая культура и СМИ, которые значительно превышают действие таких факторов, как язык образования / государственных учреждений.

Мотивация неупотребления

Исследования мотивации избегания активного употребления украинского языка, проведенные Институтом социальной и политической психологии НАПН Украины и НИСИ в 2006 году, показали наличие четырех групп факторов:

1) нежелание быть «белой вороной», незнание языка и его престижность,

2) «психоидеологическое упорство» — идейные предпочтения, нежелание уступать «давлению», страх перед изменением собственной личности,

3) пренебрежительное отношение, «непривлекательность» украинского языка,

4) отношение к общению на украинском языке как второстепенном, отсутствие украиноязычной среды, потребности общаться на украинском («все понимают русский»).

Такая иерархия факторов ухода употребления украинского языка прослеживается преимущественно в Центральном регионе. У студентов Юга, Востока и Запада на первом месте находится «психоидеологическое упрямство». Русскоязычные студенты, особенно из регионов, где их язык преобладает, оказались бескомпромиссными в вопросе перехода на украинский, когда на нем к ним обращается украиноязычная молодежь, 90,6% которой готовы при случае отвечать на русском.

При декларируемом толерантном отношении к украинскому языку русскоязычные готовы агрессивно защищать свое право разговаривать на собственном. Тогда как толерантность украиноязычных граждан (особенно в Центральном регионе) сопровождается согласием уступать свои позиции в выборе языка общения прежде всего из соображений «непрестижности», «непривлекательности» украинского и «отсутствия нужды» разговаривать на нем.

Александр Крамар, опубликовано в онлайн версии журнала  «Тиждень»

Перевод: «Аргумент»

Advertisements

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s