Где остановится Россия?

Фото:

Доля иррациональности в действиях России в течение последнего года зашкаливает. Но до разрешения в той или иной форме противостояния с Украиной Кремль не может себе позволить новую войну. С учётом того, что Россия не располагает наличным ресурсом для разгрома Украины, противостояние с ней приобретает длительный характер.

В последний год в Беларуси получили распространение опасения возможности реализации Кремлем сценария «народных республик» в отдельных регионах страны. Насколько такие страхи обоснованы?

Безусловно, 2014 год продемонстрировал, что Россия может быть опасной для соседних стран. Причиной видится обратная индоктринация российского правящего класса, когда часть правящей элиты поверила в идеологию, ранее созданную ею для народных масс. В результате поступки Москвы становятся слабо предсказуемыми, и в значительной мере оторванными от фактических возможностей самой страны.

Однако, это не отменяет того факта, что в политике значение имеют не намерения, а возможности. Для того, чтобы понять уровень опасности России для соседних стран, не мешало бы эти возможности определить. Заодно остановившись на страхах алармистов.

После аннексии части Украины, это может произойти и в отношении других стран. Не факт. При всей логичности тезиса, упускается из вида, что случай с Украиной во многом уникальный. Во-первых, страна находилась в ослабленном состоянии. Армия как дееспособный институт присутствовала лишь фрагментарно. И произошло это «благодаря» украинским элитам.

Россия в значительной мере воспользовалась плодами их трудов. Во-вторых, агрессия в отношении Украины готовилась не один год. Силовые структуры оказались нашпигованными российской агентурой. Первоначально, импровизации в российских действиях практически не было, все шаги России осуществлялись планово, по детально проработанным сценариям.

Но, как известно: «На всякого мудреца довольно простоты». Очень быстро управляемый конфликт вышел из под контроля его инициаторов. И первым отходом от сценария стал сам факт аннексии Крыма. Который изначально не планировался. Более того, есть основания утверждать, что Крыму не светил статус даже частично признанного государства по типу Абхазии или Южной Осетии.

Ему была уготована роль второго Приднестровья — территории замороженного конфликта, который сдерживает дрейф в западном направлении всего государства. Но легендарные 85% крымнашистов не оставили Путину выбора — было принято решение аннексировать полуостров, который никакой практической ценности для России не имеет. Первоначальный сценарий пришлось менять по ходу развития событий.

В-третьих, стоит чётко различать крымский и донбасский этап российско-украинской войны. Ко второму этапу приложили руку часть региональных бизнес-политических клубов, которые решили пошантажировать новые киевские власти местной фрондой с целью сохранить свои привилегии и главное — кусок бюджетного пирога. И снова конфликт вышел из-под контроля.

То, что изначально должно было ограничиться битьём окон в административных зданиях, шатанием толп людей под видом демонстрации народного возмущения и не должно было перерасти масштабы мордобоя и поножовщины стремительно превратилось в локальную межгосударственную войну. Сеятели ветра пожали бурю. Которая ещё не окончилась и закончится не скоро.

В тему: В России грозят ликвидировать Беларусь в нынешнем виде, если та не проведет референдум

Второй момент заключается в необходимости до начала агрессивных действий подготовить собственное общественное мнение: надо убедить своих подданных в том, что вчерашний брат и союзник вдруг стал предателем и смертельным врагом.

В принципе, вывести на «сцену» полицая из БКА вместо бандеровца из УПА — дело техники. Благо, система оболванивания народных масс достигла в России неведомых высот (правда, не без помощи западных технологий). Но на все надо время, скорее всего речь следует вести о двух годах как минимум. Хотя отдельные выпады в адрес Беларуси со стороны российских ньюс-мейкеров имели место, отметим, что:

— в этих фактах пока не просматривается система информационной войны;

— допустившие их персонажи даже при бурном полете фантазии не могут рассматриваться качестве не то что влиятельных, но хотя бы рукоподаваемых в самой России.

Казус Украины — уникальный. Пока нет оснований полагать, что где-либо на постсоветском пространстве существуют условия для подобной операции внешних сил. Даже в славном революционными традициями Кыргызстане. Это не значит, что такую ситуацию следует исключать в будущем. Как раз опыт российско-украинской войны демонстрирует, что исключать вообще ничего нельзя. Но для всего нужны предпосылки.

Запад сливает Украину. Не так: просто, все устали от Украины. Реформы в соседней стране часто подменяются шоу. Война должна стать стимулом перемен, а не отговоркой. Прошёл год, но мы по-прежнему видим, что войну ведёт украинское гражданское общество при поддержке государства. Хотя уже пора бы наоборот. Регулярная армия (включая части спецназа) зависит от волонтёров в снабжении даже самым элементарным.

Запад Украине ничего не должен. Это во-первых. Имеется согласованная позиция Брюсселя, Вашингтона, Токио, Оттавы, Канберры и Анкары: «Россия должна прекратить агрессию, территориальная целостность Украины обсуждению не подлежит». С чем молчаливо согласились и прочие ведущие столицы мира. Включая Пекин. Это во-вторых.

Действительно, Кремль активно используется лоббистские возможности прежде всего европейских бизнес-сообществ, которые зачастую тесно связаны с политическими кругами своих стран. Увы, продажные политики есть и в западных странах. Но не они решают глобальные вопросы.

Из последнего: глава МИД Турции заявил, что ничто не может служить оправданием действий России по отношению к своим соседям (источник); Украина должна получить поддержку для того, чтобы укрепить свою безопасность, аннексия Крыма не может считаться приемлемой ни при каких условиях — мнение Премьер-министра Турции (источник); глава МИД Румынии не исключил усиления санкций против России (источник). Канцлер ФРГ А. Меркель прямо в глаза Путину назвала аннексию Крыма преступной.

Чтобы было понятнее: Турция — региональная держава сопоставимого с Россией веса, и этот вес все время возрастает; Румыния — близкий союзник США и член ЕС, её позиция может рассматриваться в качестве признака настроений в Вашингтоне и Брюсселе. Влияние ФРГ общеизвестно.

Западные политики сказали слишком много слов против действий России в Украине, чтобы сейчас от них отказаться. Другое дело, что политика западных элит выходит за пределы лобового столкновения с Россией. Очевидно, что никто не заинтересован в её распаде, но все заинтересованы в стабильной и слабой России.

Поэтому Запад ведёт игру не на уничтожение российской государственности, а на её ослабление до уровня, который при этом гарантирует контроль центральных властей над инфраструктурой (прежде всего трубой) и оружием массового поражения. До тех пор, пока такое оружие у России будет.

Запад Украину не бросает и бросить не сможет. Просто по той причине, что никому не нужно 45-милионное Сомали в центре Европы. И Вашингтон не может позволить России «проглотить» Украину: без украинского потенциала имперские устремления части российских политических элит останутся фантомом. При любом раскладе Украина получит столько денег и вооружения, сколько необходимо для ведения войны. Правда, и не больше.

В тему: Китти Сандерс: Как Анаконда защищает своих детей. Украина, Запад и политические покойники

Представляется, что это принципиальный момент: Кремль перешёл слишком много «красных линий», чтобы это сошло ему с рук. Аннексия части территории европейского государства, угроза применением ядерного оружия, уничтожение гражданского самолёта — это лишь то, что лежит на поверхности. Менее известен факт захвата российскими спецслужбами на территории Эстонии сотрудника Полиции безопасности этой страны Кохвера и его вывоз в Россию. Что само по себе casus belli. Другое дело, что все это стало полной неожиданностью для Запада и внешне реакция была вялой.

В тему: Европа: время проснуться

Не стоит забывать и про высокую инерцию любой бюрократии: уже в силу этого не так легко развернуть политику на 180 градусов. А значит, Россия увязла в конфликте надолго.

Опыт Беларуси показывает, что западные санкции неэффективны. Это правда, но с той лишь оговоркой, что у Беларуси есть/была Россия. Поддержка которой стала определяющей в нейтрализации санкций ЕС и США. Но кто поддержит Россию? Удавка западных санкций будет душить соседнюю страну. И нас вместе с ней, если не предпринять шаги по быстрому выходу из российской сферы влияния. Но как это сделать без обвала экономики? Никак: текущий экономический кризис в нашей стране рискует стать глубоким и длительным.

Путин воспользовался благоприятными факторами мировой экономики для укрепления силового потенциала России. Утверждение верно лишь отчасти и лишь в сравнении с ситуацией 90-х. Которые 15 лет назад закончились, но многие наши сограждане ментально всё ещё там. Алармисты обращают внимание на милитаризацию России, рост её военного могущества.

Правда, он заметен лишь на фоне оборонной деградации стран ЕС. И хотелось бы напомнить, что в противостоянии с западным блоком значение будет иметь не количество, условно говоря, танков здесь и сейчас, а то, сколько танков вы сможете произвести в случае необходимости за единицу времени. Производственный потенциал России — бледная тень того, что имел СССР.

И восстановить его она уже не сможет в силу технологической отсталости. СССР проиграл соревнование с Западом и рухнул. Будучи при этом одним из научно-технологических лидеров мира, наравне с США, Западной Европой и Японией.

Все обсуждают новинки военной техники, которые продемонстрированы на параде на Красной площади 9 мая. Но почему-то никто не обратил внимание на тот факт, что разработаны они в период партнёрства Москвы с западными столицами. Сможет ли Россия генерировать новые технологии, утратив доступ к западным разработкам, оборудованию, комплектующим — вопрос открытый.

В тему: Деградация: Россия освободится от индустрии к 2020 году

Порох в пороховницах есть. Но не много. На пике крымского этапа кризиса Россия сосредоточила против Украины группировку численностью порядка 220 тыс человек. Сюда входили соединения Черноморского флота и ВВС России. В настоящее время с учётом террористических формирований на Донбассе численность российских сил можно определить в 130 тыс человек (с учётом крымской группировки).

Цифра в 220 тыс может рассматриваться в качестве максимально возможной группировки ВС России, которая может быть выделена для ведения военных действий без проведения мобилизации. Но только при условии, что российские силы не задействованы в вооружённой конфронтации на других направлениях. Это значение может быть увеличено, но не более чем на 70 тыс за счёт Внутренних войск МВД России.

Возможно и дальнейшее усиление за счёт спецподразделений МВД. Но качество такого усиления будет сомнительно: милиция/полиция участвовала в боевых действиях в ходе всех войн на постсоветском пространстве без особого успеха. Требования к подготовке сотрудника правоохранительного органа и военнослужащего регулярной армии слишком различаются. Полицейский не может заменить солдата, так же как и солдат не может заменить полицейского.

Таким образом, любой масштабный конфликт ставит российское руководство перед необходимостью проведения мобилизации. А отношение к этому российского общества может быть непредсказуемым: одно дела вести «сражения» в Интернете, а другое дело понюхать реального пороха. Все, у кого подобное желание было — уже на Донбассе. И численность их почему-то в последние месяцы не увеличивается. Именно поэтому «ЛНР-ДНР» периодически заявляют о начале мобилизации, призыве на военную службу. Идейно-мотивированные добровольцы в России иссякли.

Тем более, что проблемные направления для Москвы не ограничиваются только западными рубежами.

Не Украиной единой болит голова у Кремля. Перед Россией стоят масштабные вызовы внутреннего и внешнего характера. Для парирования которых нужны значительные резервы. К внутренним вызовам безопасности России следует отнести угрозу исламизации ряда российских регионов. Можно, конечно со значительными оговорками, провести параллель между Россией и Нигерией. В последней ряд штатов ввёл законы шариата, а сама страна пребывает в состоянии перманентной угрозы взрыва.

В России Чечня — лишь первая ласточка. Происходит масштабный демографический и культурный сдвиг в народонаселении соседней страны. Она становится всё менее христианской и славянской. Россия меняется. Удержание под контролем ситуации в мусульманских регионах требует серьёзного напряжения сил федерального центра. И задействования многочисленного силового ресурса. Речь идёт о десятках тысячах силовиков на местах.

Проблемным направлением является для России и регион Центральной Азии. Угроза дестабилизации которого вполне реальна. Можно даже утверждать, что это не вопрос «Если» — это вопрос «Когда». Помимо социально-политических вызовов перед странами региона стоит и вызов климатических изменений, деградации среды на фоне растущего быстрыми темпами населения.

Вполне реальна ситуация, при которой потребуется прямое российское военное вмешательство в дела Центральной Азии. Другое дело, что масштаб вызовов может превышать российские возможности. С целью опереться на потенциал других постсоветских государств Москвой созданаОДКБ. Правда, опора эта хлипкая: с союзниками по ОДКБ хорошо, пока всё хорошо. Война против Украины это продемонстрировала.

В тему: Кремль возмущен: Узбекистан и Туркменистан не хотят военного сотрудничества с РФ

Складывающаяся ситуация может потребовать от России серьёзного напряжения по ряду направлений при ограниченных внутренних (в том числе и демографических) ресурсах и отсутствии внешней поддержки. В этой связи у Кремля остаётся не так много возможностей для организации авантюр по типу украинской где-либо ещё. Безусловно, напрочь отметать такую опасность не стоит: в конце концов можно провести мобилизацию и превратить страну в лагерь. Сначала в военный, а дальше как получится. Но пока такое развитие событий представляется маловероятным.

В тему: ИГИЛ, Гонконг и интересы Украины

Выводы. Россия не располагает в наличии потенциалом для ведения открытой агрессии против Беларуси с целью захвата и удержание территории. При этом имеется гипотетическая угроза ограниченного силового вмешательства с целью дестабилизировать ситуацию в Беларуси. Но эффективность подобных действий предполагает длительную подготовку. Кроме того, пока нет ответа на главный вопрос: зачем это России надо. Пока в отношении Беларуси и прочих стран СНГ наблюдается скорее стратегия на удержание их в своей орбите, нежели на инкорпорацию в Россию.

Безусловно, доля иррациональности в действиях России в течение последнего года зашкаливает. Но до разрешения в той или иной форме противостояния с Украиной Кремль не может себе позволить новую войну. Для которой потребуется перебросить силы с украинского направления на новое. Что с высокой вероятностью приведёт к началу наступления украинских войск с целью освобождения Донбасса и Крыма. С учётом того, что Россия не располагает наличным ресурсом для разгрома Украины, противостояние с ней приобретает длительный характер. Фактор нестабильности в Центральной Азии оттягивает внимание Кремля от гипотетической конфронтации с Беларусью.

Естественно, Минск должен проводить осторожную политику, не давая Москве поводов заподозрить себя в антироссийских намерениях. В этой связи обмен развединформацией с Украиной, при всей нашей симпатии к Киеву — достаточно неоднозначное решение (источник). Именно потому, что этот факт стал достоянием общественности.

Опубликовано в издании Belarus Security Blog 

One thought on “Где остановится Россия?

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s