Владимир Лановой: Экономика бессмысленной войны

Давайте заставим власть действовать, а не ждать, что кто-то нам поможет остановить наглых оккупантов. Могут ли осуществляться экономические отношения между враждующими странами? Ответ очевиден: нет, потому что экономические отношения осуществляются по соглашению двух или более сторон и на взаимовыгодных условиях.

Агрессор не оставил Украине права выбора и права на согласие, а развязанная им война приносит ежедневные болезненные потери и наносит непоправимый вред.

Истории неизвестны случаи, когда война между странами сопровождалась бы свободным экономическим обменом между ними.

Почему? Потому что покупая у врага товары, мы приносим ему доходы, которые дают новые возможности повышать свой военный потенциал.

По этой же причине прекращаются кредиты врагу и национальные инвестиции в его экономику. Надо также обезопасить страну от потерь квалифицированной рабочей силы и военных специалистов, которых могут похитить или соблазнить посулами и взятками. Известно, как это делалось в Крыму. Разумеется, это также ослабляет нашу военную силу.

Россия давно, еще до развертывания военных афер в Украине, пыталась ухудшить наше экономическое состояние и ослабить военную мощь.

Она не только не допускала рост продаж нашей продукции на ее территории. Мы хорошо помним ее запреты на ввоз широкого спектра украинских товаров или уменьшение транзита газа через Украину, что сокращает наши доходы.

С этой же целью Москва заинтересовывала наших бизнесменов строить заводы в России, которые выпускали продукцию, которые до этого ввозилась из Украины.

Такая комбинация методов позволяла россиянам покупать за рубли товары, которые ранее импортировались и оплачивались долларами. Особенно это заметно в пищевой, ликероводочной промышленности, отрасли строительных материалов, где наши производители построили особенно крупные предприятия к северо-востоку от Украины.

Нас же Москва заставляла покупать российские изделия и не допускала инвестиций своих компаний в создание объектов, которые вытесняли импорт из России. Особенно плохая ситуация в газовой, нефтяной и нефтеперерабатывающей отраслях, где происходит сокращение внутреннего производства в пользу импорта с российской территории.

В тему: Купили, разорили и убили. Трагедия Лисичанска как пример «братской дружбы»

Это делается не случайно и не без участия северной соседки, которая различными способами влияет на уменьшение мощности украинских производств, в том числе через присвоение предприятий, приватизацию государственных объектов с согласия Украины с последующей остановкой их работы якобы для ремонта.

Такими действиями Москва целенаправленно добивалась негативного для нас сальдо торговли между странами. Сама же Россия от такой торговли получала в период до 2014 года чистую прибыль — до 9-10 млрд долларов в год.

В тему: Промышленность Донбасса принадлежит России почти полностью

Сейчас, во время войны, мы надеемся на экономический коллапс агрессора из-за санкций цивилизованных стран Запада, и именно с таким коллапсом связываем окончание войны и решение проблемы возвращения наших территорий.

Однако забываем, что враг тоже надеется на достижение своих целей, которые заключаются в уничтожении свободной демократического Украинского государства путем разрушения нашей экономики.

Военный захват Киева для кремлевских стратегов не имеет смысла, потому что оккупационный режим, подобный тому, что ввела фашистская Германия в Украине в годы Второй мировой войны, приведет к перманентной повсеместной войне, уничтожению производительных сил, необходимости финансово содержать оккупантов.

Главное, что это не позволит российским автократам восстановить международные инвестиции, кредиты и рынки, без которых они продолжат загнивать. Итак, в планах Кремля — развал нашей экономики, что приведет к уничтожению демократического строя и позволит вернуть на киевский трон российских вассалов.

Сейчас эти стратеги потирают руки, наблюдая лавинообразный спад производства в Украине, обесценивание гривны, нищенскую жизнь, приближение государственных финансов к дефолту. Со злорадством сообщают своим потребителям, что у них падение экономики не столь стремительное: ВВП РФ упал за первый квартал на 5%.

Именно из-за необходимости победить врага в экономическом противоборстве мы должны поднять производство, выйти из кризиса, провести рыночно-конкурентные реформы, интегрироваться в европейский рынок, дать материальную мощь армии и благосостояние гражданам. И не оправдываться войной на Донбассе.

Остановить экономическую поддержку агрессора

Для всех, пожалуй, очевидно, что с начала войны страна должна закрыть свои рынки от агрессора, например, путем запрета ввоза его продукции, отказа покупать его продукцию и оплачивать выставленные им счета.

Должно быть также остановлено кредитование российских банков, в том числе тех, кто оперирует внутри Украины. Иначе страна помогает врагу.

Да и какая торговля, договоренности, кредиты и расчеты, когда наших людей убивают, забирают землю, уничтожают имущество и грабят?

Остановка экономических отношений по всему спектру является адекватной и необходимой составляющей обороны страны и нанесения потерь противнику. Мы должны выйти изо всех договоров с Россией так же, как мы остановили дипломатические и оборонные отношения с ней.

Зато должны изменить вектор активности и обращаться за минеральными ресурсами не к врагу, который только и ищет возможности нанести новый коварный финансово-экономический удар, а к другим поставщикам.

Такая остановка торговли и других экономических отношений — это продолжение войны, но не в военной, а в экономической плоскости. А побеждает, как известно, тот, кто побеждает и оружием, и экономически.

Только после полного окончания войны и подписания мирного договора мы можем обсудить, как строить гражданские, в том числе и экономические, отношения с сегодняшним предателем и захватчиком.

По-другому мы не можем поступить, какие бы аргументы ни выдвигали украинские корпорации, в том числе «Нафтогаз», «Укрэнерго», «Укрзализныця», имеющих бизнес с российскими компаниями.

Все они должны разорвать торговые, производственные и финансовые отношения с компаниями путинской империи. Или мы выстоим, или нас поставят на колени. Против нас жестокий, наглый и вооруженный до зубов враг, который не останавливается перед людскими потерями и не прощает нерешительности.

Более того, надо не жаловаться и апеллировать, а твердо оценить ситуацию и понять, что эта война уже разрушила всю систему доверительных торговых и производственных отношений в пространстве между Украиной и Россией.

Следовательно, бизнесу нужно безотлагательно ориентироваться на другие рынки и других партнеров, если они не хотят полной потери предприятиями своего производственного потенциала и его превращения в груду металлолома.

Кремль не случайно отрекается от своего участия в военном конфликте на востоке Украины. Этим он как бы выбивает из-под наших ног право расторгнуть отношения с Россией и позволяет сохранить выгодную ей торговлю с Украиной.

Он оставляет за собой украинский рынок и продолжает свои права на владение предприятиями, банками, торговыми сетями на нашей территории.

Несмотря на полный провал межгосударственной торговли с Украиной, которая упала в 2014 году в два раза, Россия продолжает получать прибыль от экспортно-импортного обмена с нами на более чем 3 млрд долл.

Торговые и кооперационные отношения не удастся восстановить и после окончания этой военно-бандитской вакханалии. После войны в имперской стране мало что изменится, и наши свободные хозяйственные субъекты не смогут работать с командной экономикой российской автократии. Поэтому не будем терять время, господа, быстро переориентируемся.

Нужно присоединиться к экономическим санкциям западных стран и добавить к ним свои ограничения в отношении России. Посмотрите, как мощно действуют развитые страны на фронте экономической войны: запрещено иностранное кредитование российских компаний, без которого они останавливаются, уменьшены объемы ввоза в Европу нефти и газа.

Также запрещено получение товаров и услуг из Крыма, остановлены все западные инвестиционные проекты на российской территории в добывающей сфере, производстве оборонной продукции и техники двойного назначения.

По решению Гаагского трибунала наложенные аресты на имущество страны-агрессора для возмещения убытков, причиненных российскими властями компании «Юкос» на 50 млрд долл. Это еще один экономический удар, который точно может вывести Кремль из себя и породить конфликты в его верхушке.

В тему: Слава Рабинович: Путин списан. Таки да

Конечно, Украина не имеет такой совокупности инструментов экономического давления на врага. Однако элементарное — закрытие внутренних рынков от российских поставок и остановка кредитов банкам агрессора — мы обязаны сделать.

К этой же категории относится проблема возвращения российского кредита, предоставленного правительству Януковича в декабре 2013 года. Этот долг надо заблокировать встречными материальными претензиями к Москве в международных судах по возмещению ущерба от оккупации. Рассмотрение этих исков обезопасит нас от односторонних судебных решений.

Детальный план ограничений экономических отношений должен включать и другие позиции.

  1. Выход Украины из соглашения с Россией о транспортировке ее газа в европейские страны и заключение договора об этих поставках со странами Евросоюза.
  2. Отказ представительствам российских компаний и банков в аккредитации в Украине.
  3. Запрет допуска российских и аффилированных с ними компаний к покупке государственных облигаций и акций украинских корпораций на вторичном рынке и в ходе приватизации объектов.
  4. Запрет операций по переводу инвестиций, прибыли, кредитов с украинской территории в Россию.
  5. Запрет расчетов российскими рублями на межбанковском рынке Украины и исключения рубля из перечня валют для международных расчетов с участием украинских финансовых и нефинансовых организаций.
  6. Подача в международные суды претензий к России о возмещении ежегодных убытков, которые наносятся Украины и ее гражданам действиями агрессора в Крыму и на Донбассе.

И пусть не отмахиваются те чиновники, которым удобно сидеть на российских поставках.

Мол, у нас не война, поэтому и нет причин разрывать экономические отношения с соперником. У Евросоюза, США, Канады, Японии, Австралии и других цивилизованных стран и их объединений точно нет военного конфликта с русским медведем, однако они пошли на потери ради принципов и прав, за которые умирают украинцы.

Успехи в экономической войне уже есть. По сообщению министра экономики страны-агрессора, в 2015 году объемы фонда будущих поколений, который предназначен для накопления валютных ресурсов РФ, но сейчас компенсирует потери федерального бюджета из-за ведения войны и международных санкций, уменьшится в девять раз.

Давайте заставим власть действовать, а не ждать, что кто-то нам поможет остановить наглых оккупантов. Может, кого-то подвешенное состояние экономических отношений с агрессором устраивает, но нам нужно ускорить экономический развал московской империи, чтобы остановить жертвы и отстоять Украину в этой бессмысленной войне.

Крым и Донбасс — кровоточащие раны

Сейчас, когда военное положение и напряжение в зоне конфликта не приходят, но нам удается держать оборону на линии разграничения, важно сформулировать свою позицию и установить порядок, который бы защищал Украину не только военно-политически, но и экономически, чтобы не радовать Путина нашими неудачами.

Война углубила кризис отвлечением национальных капиталов и ресурсов от производства продукции в мирных целях и уменьшает ресурсные возможности дальнейшего экономического роста. В стране разорвались экономические связи. Это снизило объемы производства, которые были в кооперации с Крымом и Донбассом.

Отрыв этих регионов от Украины можно сравнить с ампутацией конечностей единого целостного здорового организма. Теперь он кровоточит из-за ран и разрывов, которые не заживают, и теряет свои силы и здоровье. Надо остановить кровотечение.

Странно, что у нас так долго продолжается дискуссия относительно торговых отношений с оккупированным Донбассом. Мы не признаем власть террористов. Ни о каких соглашениях с ними не может быть и речи. Бандиты присваивают товары, осуществляют поборы с поставщиков, а мы слышим слова о необходимости обеспечения потребностей людей.

Путают гуманитарную помощь с экономикой, в которой нельзя нарушать права собственности. Не является торговлей обмен украинских товаров для людей на пули, снаряды и мины со стороны милитаристских бандформирований.

Еще больше удивления вызывает попытка введения «свободной экономической зоны «Крым» через легализацию соответствующего украинского закона.

Как можно было назвать Крым свободной зоной? Каким образом правительство и парламент собираются законодательно регулировать хозяйственную деятельность на аннексированной территории, как будто самой аннексии нет, то есть в Крыму остаются в силе украинские законы и правосудие. Это похоже на позу страуса, спрятавшего голову в песок.

Как можно было заключать соглашение с Россией о продаже электроэнергии в Крым? Мы договариваемся с Москвой о цене на электричество для Крыма! Неужели наши чиновники не знают, что они обеспечивают ресурсом мощную незаконную военную группировку и военно-морскую базу агрессивной России на полуострове?

Захват этой территории разрушило все правовые отношения с Россией, утвержденные спектром ратифицированных межгосударственных договоров, и является актом прямой агрессии, которая призналоа само имперское государство. И что — мы продолжаем его слушать?

В отношении Донбасса существуют неофициальные минские договоренности, на выполнении которых настаивают и конфликтующие стороны, и международное сообщество.

В то же время эти договоренности не могут быть выполнены в полном объеме, а это дает основания донецко-луганской сепаратистской группировке не выполнять положения минского протокола. Последний является для них ширмой, за которой они продолжают убивать с целью полного вытеснения нашей власти из двух областей.

Тщетными выглядят инициативы комиссаров Евросоюза предоставить особый конституционный статус захваченным районам Донбасса без разоружения и вывода войск с их территории. Это предложение европейцев выглядит как попытка принятия простого решения, которое ничего не решает.

Россия не останавливает поставок оружия и денег наемникам. Благодаря «конвоям» и железнодорожным эшелонам она обеспечивает оккупированные анклавы ресурсами.

Она поставляет газ сепаратистам, а нам предъявляет счета для его оплаты. Пытается легализовать экспорт продукции из Донбасса через открытие в Москве корсчетов донецко-луганских банков и вывоз угля и металла в российские порты на Черном и Азовском морях.

В тему: Почти половина угля, импортированного Украиной в 2015 году, — из России

Она ведет небесполезные расчеты с сепаратистами — уголь в обмен на продовольствие. Российские эмиссары помогают организовывать местную квази-денежную систему, связь, социальные выплаты.

Все это свидетельствует о планах дальнейшей сепаратизации и отделения оккупированного Донбасса, а не поиске путей его восстановления под эгидой Украины.

Все знают, что текст минских документов писался под диктовку Кремля, а возможно — в самом Кремле. В нем намеренно заложены унизительные и неприемлемые обязательства для Украины. Целью было создание зоны продолжающегося конфликта с содержанием территории обоих анклавов за счет украинского бюджета.

Демагогия об украинском статусе самозваных «республик», которая звучит и в Москве, и в Донецке, запущена, разумеется, для одурманивания украинского руководства. На самом деле огонь войны на Донбассе нужен Кремлю для истощения не только силы нашей оборонной системы, но и силы экономики и государственных институтов.

Исходя из такого хода событий, можно предположить следующее.

Во-первых, мы должны готовиться к изнурительному и длительному противостоянию на востоке Украины с Россией и ее наемниками.

Во-вторых, о самостоятельном, без Украины, существование анклавов не может быть и речи. При отказе России от протектората над Крымом и Восточным Донбассом марионеточные режимы в них сразу рассыплются.

В-третьих, будет ухудшаться экономическое положение Крыма, потому что его развитие возможно лишь при свободной и открытой экономике полуострова. Его милитаризация под контролем России полностью истощит местные ресурсы.

В-четвертых, следует ожидать дальнейшего разрушения экономики Донбасса и превращение его в глубоко депрессивный регион с постепенным уничтожением промышленности и динамичным сокращением рабочей силы.

В-пятых, путинскому режиму нужно, чтобы украинцы убивали украинцев.

Минские договоренности никуда нас не ведут и не могут рассматриваться как план решения конфликта. Напротив, противостояние затягивается и приобретает уродливые формы, как, например, отказ сепаратистов обменивать военнопленных или предоставление бандформированиям более мощных видов российского оружия.

В тему: Минские договоренности — мифология для общественного мнения и филькина грамота, — политолог

Сейчас де-факто и Крым, и донецко-луганский анклав перестали быть внутренними регионами Украины. В первую очередь, из-за того, что они сами отделились от нас.

В Крыму это сделано военным захватом органов власти — типичный военный переворот — и решением крымских коллаборационистов присоединиться к России и передать ей контроль за административной границей с Херсонской областью.

На Донбассе отделение было сделано языком орудий танков и «градов», а также проведением линии фронта между украинскими Вооруженными силами и формированиями донецко-луганских террористов.

Второй признак отделения — передача сепаратистами России права контролировать государственную границу Украины по внешнему периметру и территорий захваченных областей. Оккупированные земли Крыма и Донбасса временно вошли в государственно-политическое и экономическое пространство страны-агрессора.

Третье очевидное проявление отделения — отмена действия украинских властей, законодательства, военных, пограничных, правоохранительных и судебной органов, экономических, финансовых, бюджетных, социальных, налогово-таможенных норм и механизмов в обоих захваченных анклавах.

В этих обстоятельствах разговоры о торговле, субсидии шахтам, зарплатах бюджетникам, пенсиях по нормам Украины из ее государственного бюджета просто неуместны.

Как вам нравятся разговоры, что власть договорилась с Р. Ахметовым о поставках на его донецкие электростанции или заводы угля и древесины эшелонами из Украины по специальному списку СБУ? Это можно назвать торговлей? Это рафинированная, организованная в государственных масштабах контрабанда. Кому это не понятно?

В тему: СБУ разрешила компаниям Януковича и Иванющенко вывозить уголь из оккупированных территорий

То же самое можно сказать и о так называемых гуманитарных поставках, например, фонда Ахметова. Они не являются гуманитарными по определению. Неужели представители фонда не знают, что перевозятся не только продукты для голодных жителей?

Террористы захватывают производственные активы олигарха, некоторые из них экспроприировали, другие угрожают «национализировать». Конечно, Ахметов вынужден идти им навстречу, чтобы защитить свое имущество. Это та же контрабанда в пользу террористов.

В время войны торговля вытесняется контрабандой — это закон для всех времен и народов. На оккупированных территориях в ходе войн прошлого столетия не было реальных денег, цены на продукты становились заоблачными, действовал натуральный обмен или частично, на местных базарчиках, денежный с помощью суррогатов оккупационных властей.

Поэтому контрабанда на Донбассе и будет, но ей не может способствовать украинская власть. Она должна остановить эти нелегальные поставки и не называть их торговлей.

Одним из важнейших проявлений собственной автаркии Крыма и районов Донбасса под патронатом Москвы является остановка эмиссии и обращения гривни в Крыму и на Донбассе. С момента прекращения действия филиалов Нацбанка Украины на их территории неизбежно произошла остановка в этих регионах обслуживания обращения украинской денежной единицы.

Юридически это означает, что предприятия, банки и граждане на захваченных территориях не могут осуществлять торговые, платежные, долговые и другие операции с другими регионами Украины в одном денежном поле. Они выпадают из нашего национального экономического оборота.

При этом бюджет самопровозглашенных республик, разумеется, также не может формироваться в гривне и осуществлять выплаты в этой денежной единицы. На оккупированных территориях сломана система сбора налогов, следовательно, Украина не может выполнять государственные финансовые обязательства перед крымчанами и дончанами.

Выход Крыма и части Донбасса из денежного пространства Украины является еще одним фактором невозможности легальных поставок нашей продукции в эти зоны сепаратизма.

Иными словами, захват Крыма и приход к власти в оккупированных районах Донбасса сепаратистов вывел эти территории из системы внутренне-украинских экономических отношений. Торговля с ними или другие операции стали невозможными.

Отгораживание антиукраинских анклавов делает невозможной также трудовую, социальную и туристическую миграцию к ним из Украины и в обратном направлении.

Остальное — это обнажение наших территорий, стратегических и оборонных объектов для вражеских диверсий. Здесь нельзя морализировать о правах людей, как это делают отдельные чиновники в Донецкой области. Война диктует свои законы.

Надо временно перестать рассматривать оккупированную территорию нашей. Мы потеряли возможность ее контролировать, не знаем, какие товары, оборудование, капиталы, люди, а также оружие и военные подразделения проникают на нашу землю.

Как нам поступать в ситуации захвата суверенных территорий?

  1. Отменить закон о свободной экономической зоне «Крым», ввести на полуострове действие закона об оккупированных территориях и остановить торговлю с этим регионом.
  2. Создать в составе органов центральной власти государственную службе, подчиненную президенту страны, по вопросам возвращения оккупированных регионов в лоно Украины.
  3. Временно перенести таможенный и пограничный режим на административную границу с Крымом и на линию разграничения между ВСУ и группировками сепаратистов.
  4. Усилить реальные оборонительные действия власти на направлении столкновения с российскими и террористическими войсками, перестать использовать тему войны для пустого пиара чиновников, как, например, построение стены на границе с Россией.
  5. Признать события в Крыму и на Донбассе форс-мажорными, освобождающие украинских поставщиков и покупателей от обязательств торговать с оккупированными территориями.
  6. Остановить поставки на Донбасс и в Крым газа, электроэнергии и других энергетических товаров, переключить эти поставки на потребителей внутри Украины.
  7. Отказаться от покупки угля и других товаров с оккупированной территории.
  8. Принять закон о наказании за контрабанду в Крыму и на Донбассе.
  9. Ограничить пересечение линии фронта гражданскими только для встречи с родственниками и для лечения, остановить поездки для выполнения работ, службы, туристические поездки.
  10. Запретить финансовые операции с субъектами Крыма и оккупированного Донбасса.
  11. Запретить любые перечисления, субсидии, дотации и субвенции из государственного бюджета, пенсионного и социальных фондов Украины бюджетным, пенсионным учреждениям и небюджетным организациям Крыма и оккупированного Донбасса.
  12. Официально запретить на оккупированных территориях эмиссионно-инкассационные операции и обслуживание коммерческих банков со стороны Нацбанка Украины.

Надо остановить совершение преступлений, связанных с поставками в захваченные регионы, потому что это помощь террористам и подрыв национальной экономики. Пассивность в этих вопросах — преступление.

Гетто для крымчан и донетчан

Жители захваченных украинских земель находятся один на один с временной властью, которая не способна дать людям полноценную жизнь и не собирается это делать.

И в Крыму, и на Донбассе российские агенты привели к власти криминальный элемент, которому есть что скрывать от правосудия. Ставить на преступников — это профессиональный подход кагэбистов советских времен. Бандитам нужно разрушить прошлое и расправиться с теми, кто мешал им жить «по понятиям».

В тему: Маргиналы. Новая элита Донбасса: неудачники, предатели, романтики, авантюристы, марионетки

Кремлю нужны не просто марионетки. Ему нужны асоциальные лица, которые не терпят мир, труд и справедливость — базовые ценности нормального общества.

Таким лицам нужно обогащения незаконными, воровскими средствами. Сейчас они грабят тех, над кем имеют власть, — грабят вас, коренных крымчан и донетчан. Они распределили населенные пункты между своими и русскими наемниками, чинят там произвол, беззаконие, принуждение и самосуд над жителями.

Часто главари террористов посылают своих наемников на верную смерть, чтобы захватить вне всякой необходимости еще одно украинское село и этим удовлетворить прихоти кремлевских заказчиков.

Они арестовывают украинских активистов, убивают крымских татар, оказывают сопротивление, лишают крова недовольных оккупационными властями. Забирают предприятия, квартиры, автомобили, похищают людей.

В тему: Крым: пришла Россия — бизнеса не стало

Они обложили поборами предприятия, но не выплачивают зарплаты и пенсии. На отдельных работах предлагают нормированную еду вместо денежной оплаты.

Они торгуют чужим углем, а доходы распределяют по собственным карманам. Они разрушают производственные, инфраструктурные и бытовые объекты, разваливают предприятия и связи в экономике. Они захватывают гуманитарную помощь и товары из Украины и спекулируют ими через захваченные супермаркеты.

В тему: Экономика «ДНР»: плановая нищета

С чем остались крымчане и дончане по линии военного противостояния? С безработицей, убегая от которой, молодые люди записываются в террористические отряды. С бешеным ростом цен и отсутствием денег для кормления семей. С деградацией городов, сел, жилья, транспортных систем, медицинских и образовательных учреждений.

Когда закончится эта безумная вакханалия насилия и беззакония, настоящие вожаки бандформирований и оккупационной власти станут наперегонки убегать из Крыма и Донбасса, прихватив награбленное. Останутся те, кто выжил, и те беженцы, что вернутся. В свои разрушенные дома, без копейки в кармане.

Оккупантов не беспокоит, нравится такой «порядок» людям или нет. Они не выбраны людьми и не собираются предоставлять им право выбирать власть. Местные жители или должны смириться с этими обстоятельствами, или бороться против оккупантов в составе антитеррористических сил. Пассивное сопротивление — переезд на территорию свободной Украины.

Однако нельзя утром работать на сепаратистов, а вечером требовать от Украины зарплату. Невозможно быть теленком, которое сосет двух коров. Люди с оккупированных территорий должны понять, что нормальной жизни под бандитами быть не может.

Многие не имеет возможности сделать выбор из-за плохого здоровья, преклонного возраста, больных родителей, сиротства. Это то «коммерческое мясо», которым торгуются бандформирования с нашей властью, требуя бюджетных ассигнований.

Мы не можем помочь этим людям индивидуально — помощь разворовывается по дороге и блокируется боевиками. Мы не можем отправлять социальные переводы, потому что понимаем, что деньги перехватят террористы, принесшие беду в наш дом. Пытаясь помочь беспомощным, мы будем поддерживать террористов.

Россия принесла смерть, деградацию и нищету в Крым и на Донбасс. Интересы и проблемы жителей этих украинских земель можно было защищать и решать до начала военного противостояния, вне силового сценария. Теперь это невозможно.

Крымчане и дончане попали в беду, не понимая этого. Пока Россия не отступит, их страдания будут продолжаться. Они — заложники, они в гетто, из которого нельзя выбраться. Россия будет отвечать за эти украденные жизни. Она не сможет спрятаться за новым железным занавесом в целостном, объединенном мире.

 

Владимир Лановой, опубликовано в издании Економічна правда

 

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s