Хлопці, вгамуйтесь

Предсказанным негативом грядущих событий был своеобразный каминг-аут антиукраинских сил – открытое заявление о ничтожности украинской идеи. В декабре 2013-го он предвиделся так:

«..А вот представьте, опять майдан победит и вместо старых казнокрадов сядут новые, как это было в 2005. И что, снова винить в неудаче “старый мир”?…
…Доказывать что мы тоже Европейская цивилизация – выбор нищих духом, тех, кто сам не ощущает своей первопричинности, верный путь раствориться и исчезнуть из книги истории. “Старый мир”, по крайней мере, этой болезнью не страдал, он сам был цивилизацией. Вот когда новый проект добьется во всех европейских инстанциях права называться самым лучшим композитором и поэтом, но при этом так ничего путного не сыграет и не напишет, старый проект ему скажет: “Ну что-ж ты братец, тебе дали свободу, а ты оказался просто никчемным, хитрым жадным быдлом, а еще учишь меня морали!”…
Вот тогда старый проект соберется с духом, найдет себе нормального лидера и скажет: ” Кто вы такие, чтобы нас учить жизни, та пошли вы….
”» http://avsokolan.livejournal.com/3505.html

Не сбылось в этом прогнозе лишь то, что российско-советская общность предпочла действовать не через нормального лидера и политическую борьбу, а взяла в руки автомат.

Независимая Украина получила от Советской Украины самое важное своё наследство – авторитет украинства. Довольно долго никто не ставил его под сомнение. Например, несмотря на то, что в быту около половины населения использует русский язык, мало кто оспаривал статус украинского языка как государственного. Большинством русскоязычных он воспринимался как символ государственности, как придворный язык, который нужно уважать (кстати говоря, точно так же коренными киевлянами в десятом веке воспринимался пришлый новгородско-словенский язык княжеского двора, лёгший затем в основу современного русского).

Национально-сознательным силам удалось, в конце концов, разрушить этот негласный общественный договор, на самом деле благоприятный для украинства, если учесть фактические обстоятельства обретения независимости. Как им и положено по их природе, проблемы государства они видели в том, что в нем мало украинства. Тем самым они увязали неудачи, случившиеся после Оранжевой революции, с украинской идеей. С неё был сорван нимб величия. Теперь для антиукраинских сил нужен был лишь мобилизационный сигнал. И они его получили. Для этих людей Украина всё равно никогда не стала бы всамделишным государством: до конца своей жизни они будут преданы тому, что они считают для себя Родиной. Однако большинство из них – как тротил: не опасны были сами по себе, если не подносить детонатор. Эпические картины второго майдана, уничижительная риторика в адрес бывшей метрополии, разрушение памятника Ленину, стали этим детонатором. Они получили сигнал, что чужаки рушат их Мир, и нет повода с ними церемониться.

Никто не нанёс больше вреда украинству, чем слишком ярые его патриоты. Не Янукович же, который опирался на пророссийскую часть Украины, его дискредитировал! Скорее, наоборот. Скорее это был Ющенко, который сделал его аргументом предвыборной кампании, чем внёс раскол в общество, а после так разочаровавший своих избирателей.

Даже если не смотреть на моральную сторону вопроса, очевидно, что постоянно поднимать вопрос признания приоритета украинства, имея две сравнимые по численности ментальные общности – мягко говоря, не разумная тактика, если не сказать глупая. Во-первых, формально приоритет украинства уже был закреплён, а добиться фактического признания такими методами совершенно невозможно. И во-вторых, дразня сравнимого по мощи соперника (а если к нему добавить Россию, то значительно мощнее), можно не только получить войну, что само по себе является проигрышем для Украины, но и проиграть в этой войне. Провоцировать конфликт, поднимать украинский флаг и терпеть поражение – нет ничего губительнее для национального самосознания.

Почему же национально-сознательные украинцы вели себя столь неразумно? Украинские события – это типовой процесс борьбы двух точек сборки человеческого материала, условно – украинства и Русского мира. В природе человека заложено свойство образовывать такие точки и хранить им безусловную верность (а почему, вы думаете, существуют фанаты Спартака или Динамо?!). Это необходимый цементирующий материал в механизме людской самоорганизации. У некоторых людей это свойство гипертрофированно. В этом смысле они ненормальные люди. Ревность к чужой точке сборки – важнейший мотив их поведения. Их естество требует от чужаков признания превосходства своей точки сборки. Навязывание своих символов, в том числе и языка, необходимо им для обозначения этого признания(достаточно просто признать, а разговаривать можете хоть на суахили). Ритуал утверждения своих символов среди чужаков для них очень важен как момент признания превосходства. Обычному человеку, например, кажется нелепой глупостью поездка пророссийских активистов в мае 2011-го из Одессы во Львов, чтобы подразнить львовян георгиевскими ленточками: тогда это привело к беспорядкам. А вот для самих активистов вопрос о её целесообразности вообще не стоял. Участникам таких политических действ они кажутся высшими духовными проявлениями, хотя на самом деле стоят в одном ряду с ритуалом целования руки крестного отца мафии, или обрядом опускания на зоне. Эти действа объединяет первобытный поведенческий шаблон «опускания головы», когда проигравший должен вступить в новую реальность признания подчиненности.

Такой первобытный патриотизм имени Собаки Павлова, как оказывается, играет основную направляющую роль в конфликтах, причём, не только в Украине. Пафос, апелляция к морали и истории лишь маскируют инстинкт гипер-патриота: унизить, дискредитировать, “загнать под шконку” чужую точку сборки (объединяющую идею), морально подавить её сторонников, принудить отречься от неё. И не гипер-патриотов этот инстинкт тоже направляет, просто этот глубинный мотив скрыт от их сознания теми самыми моральными и историческими доводами.

Почти наверняка каждый, прочитавший предыдущее предложение, не примет его на свой счёт. Однако это лишь потому, что его инстинкт спит, получив удовлетворение. Если общность находится в подчинённом (вторичном) положении, как татары среди русских, например, то большинство русских благостно относятся к татарам и, соответственно, гордятся своей толерантностью. Но стоит татарину заявить, что покорение Иваном Грозным было для них трагедией, от которой татары до сих пор в проигрыше, как от этой толерантности не останется и следа. Такой татарин сразу же будет записан в оголтелые националисты, хотя он всего лишь хочет иметь то, что русский уже имеет.

Уничтожение памятников Ленину, борьба с советскими символами и названиями имеет своей тайной, но истинной целью “загнать под шконку” русско-советскую общность. Наш “поход в Европу” также движем неосознанным желанием досадить бывшей метрополии, взять моральный реванш за прошлое.

Какую практическую пользу даёт нам так называемая десоветизация: переименования городов и улиц?! Да, эти символы ассоциируются с силами, которые противостоят суверенному украинству. Но тем самым мы даём им мобилизационный сигнал, побуждаем их к действию. Мы, словно нарочно, шагаем в ногу по мосту, у которого есть резонанс. Среди наших националистов и так полно засланных провокаторов, не считая полезных дураков Путина, которые бесплатно отработают свой номер, лишь их раззадорить. Люди из подозрительно окрепшего при Януковиче ВО «Свобода», словно черт из табакерки, выскакивают в наиболее критические моменты и создают необходимые нашим врагам поводы. И вот в довершение к этому мы устраиваем спектакль с десоветизацией. Это так не к месту во время войны! Мы даже не представляем, какие глубинные людские инстинкты мы дразним! Это те самые инстинкты, которые вели смертников взрывать американские небоскрёбы, а сейчас они влекут на Донбасс боевиков со всей России.

Понятно, что среди сторонников русско-советской общности имеются точно такие же гипер-патриоты, которые лишь ждали подходящего момента, чтобы проделать то же самое с независимой Украиной, и по мере увеличения разрыва уровней жизни в Украине и России антиукраинские силы становились всё активнее. Очевидно также, что в самой России многие бредят имперским прошлым – тема эта не была табу на Российском телевидении. Кроме того, моральной реабилитации требовало растерзанное, оболганное, и несправедливо униженное национальное чувство западных украинцев – тех, кого называют бандеровцами. Всем этим можно было бы вполне оправдать линию поведения национально-сознательных украинцев. Можно, но не нужно!

То есть да, все эти доводы годятся для объяснения событий. И эти объяснения вполне адекватны, раз они способны предсказать события. Но к чему ведёт этот естественный ход событий? Он ведёт к войне и расколу. Он лишь заставит определиться, кто с кем, но никак не заставит склонить на свою сторону наших противников. А ведь настоящая цель патриотизма не в том, чтобы их гнобить, а в том чтобы сделать их своими. В ситуации, когда мы имеем две непримиримые силы, это кажется невозможным. Но не для того нас мама родила, чтоб есть суп с галушками, а для того, чтобы решать сложные задачи.

Как нам помирить в себе Шухевича с Ковпаком, Ленина с Бандерой, воина УПА с красноармейцем, Брежнева с Черноволом? Задача сложная, но она не является принципиально неразрешимой. Различие оценок и взглядов на события прошлого сами по себе не могут быть предметом конфликта. Конфликтом это становится, когда этих людей, их грехи и ошибки используют для раздражающего уничижения конкурирующей общности. Однако же, ни сейчас, ни, тем более, в прошлом человечество не знало, как правильно жить на белом свете. И ничто его не остановит искать ответ, а значит делать ошибки. Все эти герои прошлого отдавались и даже жертвовали собой ради идеи сделать жизнь людей лучше, совершеннее, так, как они это видели. И Ковпак, и Шухевич, пусть даже и воевали между собой, но жертвовали собой ради Украины, такой Украины, какой они её себе представляли. Уж точно они помирали не за возможность пилить бюджет и выводить деньги в офшор. Современная Украина – плод их усилий. В ней есть и от Ковпака, и от Шухевича, и от Ленина, и от Брежнева. И не все в этом наследстве плохое. Если прошлое рассматривать, как путь исканий украинской нации, то нет никакого абсурда в том, чтобы и Ковпак и Шухевич были нашими героями.

Как, например, можно игнорировать вклад большевиков в становление Украины, как суверенного государства и украинцев, как отдельной нации!? Вот Ленин, чью цитату можно распространять, как агитационную листовку в АТО:
“…Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикрашивает своё рабство (например, называет удушение Польши, Украины и т. д. “защитой отечества” великороссов), такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам…”: О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ВЕЛИКОРОССОВ, газета “Социал-Демократ” № 35, 12 декабря 1914г.

А вот программный документ бандеровцев, принятый на III-м Чрезвычайном Собрании ОУН(б) в 43-м году:
“…за свободу печати, слова, мысли, убеждений, веры мировоззрения… за равенство всех граждан независимо от их национальности во всех государственных правах и обязанностях…”.

Нам ещё предстоит оценить правильность взглядов ОУН(б) на принципы мирного сосуществования и дружбы наций, как системы национальных государств всех народов мира, на их понимание уникальности и ценности для людской цивилизации каждой нации, как субъекта истории (см. их документ “Кто такие бандеровцы и за что они борются” http://www.istpravda.com.ua/articles/2012/01/1/67086/ ). Сейчас становится видна несостоятельность (нереализуемость) либеральных концепций сосуществования множества наций в одном государстве на основе прав человека. Пока что ни «плавильный котел» наций, ни мультикультурализм, ни мозаика культур не дали примеры внутренне непротиворечивого (консистентного) общества. Волны эмиграции грозят разрушить традиционные общества в Норвегии, Швеции, Германии. А они ценны не только для них самих, но и для всей цивилизации, потому что это свидетельства возможности построения более справедливого общества. Концепция духовной общности и союза различных народов на основе объединяющей роли русского народа пока что не решила проблемы Кавказа и других этнических территорий России. Похоже, что это и дальше будет основной её проблемой.

Украине повезло в этом смысле. Она практически культурно однородная страна. Между львовянином и луганчанином нет ментальной пропасти, как, скажем, между жителем Кондопоги и Чечен-аула. Наша проблема в другом: население подключено к разным точкам сборки общности (мы раньше называли их также объединяющими идеями и эгрегорами). Очевидное разрешение этой проблемы – построение национального согласия на основе точки сборки (эгрегора) более высокого уровня. На практике это означает, что не следует отрицать родство с русским народом в рамках тысячелетней общерусской цивилизации, что, в общем-то, является очевидным фактом. Но в то же время не следует признавать свою периферийность в этой цивилизации, что явно или не явно пытаются навязать сторонники Русского мира, представляя Россию, как её стержень. Такой подход помог бы нам, если и не избежать всех проблем, которые мы имеем сегодня, то уж точно минимизировать их.

Ещё одна проблема критикуемого здесь первобытного патриотизма в том, что он способствует деградации элит, и культурной и политической. Играя на национальных чувствах, пробивая себе путь “любовью к родине”, как тараном, наверх пробиваются бездари и проходимцы. Наша Верховная Рада забита непонятными личностями с дипломами музыкально-тракторных академий и купленными диссертациями. Бесталанные артисты писклявыми голосами поют “я люблю Україну” и про “кондукторов дебилов”. В смысле самоорганизации нации это не что иное, как изоляционизм, боязнь конкуренции, попытка спрятаться в национальном футляре. Настоящий же патриот должен стремиться возвышать свою Родину славными делами, а не унижать свой народ ревностью к другим народам, возвышать делом свою точку сборки, а не стараться обесславить чужую. Ибо, если Украина не покажет результат, она рано или поздно будет стёрта из книги Истории. Она должны внести свой вклад в людскую цивилизацию, иначе будет ей просто не нужна. Нельзя кричать “Слава Україні!”, не делая славных дел.

И все же, несмотря на все ошибки, нам не следует посыпать голову пеплом. Мы не единственные, кто наступает на эти грабли. Российская желчь, упрёки и словесная агрессия в адрес Запада имеют ту же природу, что и болезненная озабоченность некоторых украинцев в адрес России и Русского Мира. Наши оппоненты пытаются выдать за систему проявления шовинизма, которые у нас, безусловно, были и есть. Но правильно ли выдавать скандирование ПТУшников “москаляку на гиляку” и выходки маргинальных политиков за консолидированное мнение украинского народа? Если проводить параллели, то всеми теми же болезнями больна и Россия, с той лишь разницей, что этой болезнью там заразились высшие эшелоны власти. “Пусть подыхают, нам это выгодно” от Жириновского в адрес европейцев конечно же не воспринимается там как глас народа, однако же Жириновский не ПТУшник, которого на следующий день наказали, а лидер фракции в Думе. И рейтинг у него не ноль целых хрен десятых, как у наших “патриотов”, а значит, этот человек чувствует настроения в обществе, и говорит то, что от него хотят слышать.

Обо всём этом можно долго спорить, поскольку все, что касается политической борьбы и общественного мнения, состоит из интерпретаций и субъективизма. Однако есть чёткая физическая граница, которую переступили наши оппоненты и которая определяет их в класс агрессоров. Это государственная граница Украины. События на Майдане – это внутреннее дело Украины, так же, как разгром Российского парламента в 93-м – внутреннее дело России. Украина ничего такого не сделала, по современным меркам, чтобы брать автоматы и пересекать её границу с решимостью убивать. И здесь не работает довод, что якобы крымская операция прошла бескровно. Если вы приставили нож к горлу жертвы, чтобы её ограбить, это значит, что вы готовы убить, если она начнёт сопротивляться. Да, у крымской операции мало жертв: один украиноговорящий студент, несколько замученных крымских татар и пара военнослужащих. А если бы Украина начала обороняться!? А ведь могла! И что тогда? Сколько было бы жертв? Тот, кто все это начинал, не мог не понимать эти риски, однако же, они его не остановили. И кроме того, жертвы Донбасса – прямое следствие крымской операции. Россия поманила Донбасс крымским сценарием, но не пожелала нести прямую ответственность за судьбу тех, кого обнадёжила. Само расслоение российской позиции по Донбассу на официальную и неофициальную “нас там нет, но без нас там все давно уже закончилось бы”, которую недавно озвучил член Совета по внешней и оборонной политике РФ Сергей Марков, железно свидетельствует, что нет за ней правды.

С точки зрения цивилизационного движения, сейчас мы пытаемся покинуть устойчивое, но архаичное состояние олигархического феодализма и построить открытое общество. Да, лучше бы это было сделать эволюционно. Однако же между любыми устойчивыми состояниями есть зона дезорганизации и хаоса, которую все равно надо рискнуть преодолеть, если хочешь двигаться вперед. Нам говорят: “Ну и чего вы добились, дурашки? Стали беднее, погибло столько людей, а посадили на шею таких же олигархов”. Но эти же люди сделали и делают всё, чтобы у нас не получилось. Да, пока у нас не всё получилось, но прогресс не остановить, и другого пути, кроме как пробовать, ещё никто не придумал. А значит наше дело правое, мы победим! Но чтобы это произошло быстрее, нам нужно извлечь правильные уроки из случившегося.

Посилання в тему

Читать полностью: http://h.ua/story/433233/#ixzz4OIylXbTM

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s