Коррупция в Украине: как устроен «бермудский» треугольник воровства

Фото:

Почему мы не можем, как другие страны, в том числе бывшие социалистические, построить работающую экономическую систему? Потому что гражданам Украины противостоит воровская шайка, завладевшая органами власти.

Почему мы столь беспомощны? Что у нас вообще происходит?

Почему мы не можем, как другие страны, в том числе бывшие социалистические, построить работающую экономическую систему? Потому что гражданам краины противостоит воровская шайка, завладевшая органами власти.

Ответ: у нас продолжает существовать крайне бесплодная и регрессивная экономическая модель — модель треугольника, который сдавил общество, мешая его развитию.

В его углах — коррумпированная бюрократия, государственно-монополистические корпорации и частно-олигархические холдинги.

Эти три угла пожирают труд и стоимость, создаваемые в обществе, лишают его ресурсов развития и возможностей лучшей жизни.

Эти хищники поддерживают и усиливают друг друга. Они создали нелегальные схемы обогащения и совместно их реализуют, расхищая миллиардные суммы. Это украинский бермудский треугольник, в котором исчезают огромные материальные ценности.

На высших ступенях экономической иерархии бюрократическая паразитирующая стая выделяет бюджетные средства убыточным государственным монополиям как инвестиции в капитал, дотации, надбавки, индексации цен, кредиты.

Михаил Саакашвили оценивает объем ежегодных бесполезных бюджетных расходов на покрытие убытков государственных монополий в 120 млрд грн. На самом деле эту цифру во времена «камикадзе» нужно увеличить минимум на 40%.

В тему: Саакашвили: Что-то сильно сломано в механизме украинского государства. Видео

В свою очередь, государственно-монополистические объединения через мошеннические схемы — завышение оплаты услуг и товаров частных компаний, продажа им продукции по заниженным ценам — создают искусственные прибыли олигархическим конгломератам.

Уволенный с должности руководителя Государственной финансовой инспекции М. Гордиенко называл суммы выявленных краж посредством таких схем в каждой проверенной монопольной субправительственной корпорации — от 0,5 млрд грн до 4 млрд грн в год.

Это только в проверенных компаниях. Проверить же их все физически невозможно, к тому же надо иметь гарантии неподкупности инспекторов.

Таких монополистических отраслевых монстров только в сфере топлива и энергетики больше десятка. Общее их количество в Украине около 200, из них монопольных образований — не менее 50. Сумму краж в этой части сложно оценить, однако, исходя из средних показателей, это 40-60 млрд грн.

Частные олигархические холдинги наживаются также вследствие их финансирования коррумпированной властью. Наиболее значимые механизмы коррупционного предоставления средств таковы.

1. Льготы по налогообложению, включая неправомерно большие возмещения НДС, главным образом — нелегальные. Их можно оценить в 40-50 млрд грн.

2. Бюджетные гарантии и кредиты по отдельным правительственным программам и госзаказам — от 50 млрд грн до 80 млрд грн в разные годы.

3. Кредиты рефинансирования олигархических банков, выдаемых НБУ. Ежегодно — 40-50 млрд грн, однако в 2014 году установлен рекорд: банкам выдали 180 млрд грн. В предыдущие годы около половины кредитов рефинансирования не возвращалось.

В качестве платы за эту чиновничью щедрость руководству правительства поступают взятки. По данным инсайдеров — до 50% от полученных средств. Доходы коррупционеров не ограничиваются «откатами» олигархов и прямыми взятками от монополистов. Они собирают деньги и за другие свои «услуги».

Это и назначение на правительственные должности и должности руководителей государственных корпораций, включение в состав народных депутатов, разрешительные услуги бизнесу, минимизация налоговых платежей, оформление таможенных документов, повышение цен и тарифов, доступ к государственным активам, избежание уголовной ответственности.

В тему: Кузьмин от Шокина и Порошенко тоже откупился

Эти «услуги» трудно оценить, сумма может колебаться от 50 млрд грн до 75 млрд грн.

Если сложить приведенные суммы, то получается, что в финансовом обороте в коррупционном треугольнике ежегодно находятся, по меньшей мере, 350 млрд грн, максимум — 520 млрд грн. Сюда еще нужно добавить нелегальный коррупционный оборот на местном уровне — минимум 150-170 млрд грн.

Таким образом, от 500 млрд грн до 690 млрд грн ежегодно незаконно изымаются из национальной экономики, «крутятся» нелегально, разворовываются чиновниками, олигархами, менеджерами мополистических монстров. Это равно всему бюджету государства вместе с Пенсионным фондом и чуть меньше трети ВВП Украины.

Можно безошибочно определить, что в 2014-2015 годах объемы изъятия ресурсов из национальной экономики не уменьшились. Уточнения касаются только определенного перераспределения сумм между участниками грабительского треугольника.

Явно выросли коррупционные потоки. Причина — более высокие риски для чиновников по разоблачению их преступлений. Уменьшились доходы олигархов из-за углубления экономического кризиса и передела между кланами государственных финансовых потоков.

Объемы денег, прилипающих к рукам руководителей государственных корпораций, как минимум, не уменьшаются, а во многих из них — растут. Об этом увеличении свидетельствует их убыточность, что в значительной степени объясняется хозяйственными злоупотреблениями.

Как может при таких потерях функционировать и развиваться экономика? ВВП — это общая сумма того, что зарабатывают все граждане и государственный аппарат, а также объемы амортизации основного капитала и чистых внутренних инвестиций в Украину.

Следовательно, от нас «отрубают» треть средств существования людей, функционирование государства и прироста экономики. Коррупционеры вместе с «помощниками» в государственном и частном секторах экономики присваивают суммы, равные фонду зарплаты работающих и других частных доходов и пенсий граждан.

Есть еще одна сторона разграбления Украины: вывоз денег за границу. Это означает полное их отчуждение от вложений в украинскую экономику. Использование награбленного внутри страны хотя бы означало его включение в национальную теневую экономику и создание теневых рабочих мест.

В последние годы вывоз награбленного за границу стал более интенсивным.

Это объясняется тем, что мошенники у власти не склонны тратить награбленное на территории Украины. С одной стороны, им милее щеголять богатством в других краях, с другой — после Революции достоинства и активизации контрольной деятельности объединений гражданского общества прятать награбленное в Украине стало намного тяжелее.

Соответственно, награбленные суммы конвертируются в твердую иностранную валюту и вывозятся за границу. Во времена Януковича вывозилось около 40% этих средств или 200-275 млрд грн ежегодно. Они конвертировались в иностранную валюту на 25-35 млрд долл.

При нынешней власти часть денег, скрыто переправляемых за границу, выросло до 60-70%, или 300-480 млрд грн от общих доходов участников преступного триумвирата. По действующему валютному курсу за год за границу вывозится 15-22 млрд долл. Это больше, чем Украина получает за год от всех кредиторов.

Если не остановить разрушительное действие треугольника, то угроза нехватки валюты даже при широкой программе международного кредитования снова становится реальной.

Для вывоза средств доллары скупаются внутри страны. Этот дополнительный спрос нависает над рынком и накапливает угрозы провала валютной обеспеченности гривны. К 2014 году гривневый спрос на доллары превышал продажу инвалюты предприятиями и населением на 4-5 млрд долл в год.

Основную часть долларов скупали не граждане, желавшие сохранить сбережения, а элитные группировки — члены «бермудского» треугольника. СБУ почти ежедневно информирует о прекращении деятельности очередного конвертационного центра.

Назначение этих центров — нелегальный обмен безналичной гривны, украденной внутри страны, на валютную наличность. В такой теневой конвертации заинтересованы чиновники-коррупционеры и руководители государственных предприятий и учреждений.

Людям запрещено покупать в пунктах обмена и банках единовременно более 200 долларов, а в конвертационных центрах, размещаемых в квартирах, крутят миллиарды.

Несмотря на ликвидацию выявленных «конвертов», новые центры возникают, как грибы после дождя. Это свидетельствует о большом теневом спросе на иностранную валюту для ее вывоза банковскими каналами за пределы страны.

Чтобы удовлетворить потребности на миллиарды долларов, режим Януковича тратил золотовалютные резервы НБУ. За 2012-2013 годы они уменьшились на 16 млрд долл.

Вторым источником были иностранные кредиты правительства — ежегодно 5-6 млрд долл. Еще большая сумма вывозилась путем экспорта товаров и невозврата валютной выручки. Такими действиями режим довел страну до глубокого истощения валютных ресурсов.

Из суммы, которая ежегодно разворовывается, большая часть, не менее 300 млрд грн, оседает в карманах бюрократии, включая депутатов разных уровней.

Особенностью периода, который начался после прихода к власти Януковича, является переход главной роли в осуществлении тотального ограбления от олигархических нуворишей, которые особенно быстро обогащались при Л. Кучмы и В. Ющенко, к чиновничьей камарилье. Эта тенденция стала еще более выраженной после Революции достоинства.

Во-первых, революция требовала жертв среди олигархов донецкого клана, и новые бюрократы быстро перевели на них острие своей «борьбы». Незаконные доходы донецких уменьшились, а Фирташ и Курочкин потеряли большую часть богатств.

Во-вторых, новые коррупционеры — манипуляторы общественного мнения — стали наглее. Они повысили ставки поборов, надеясь, что им удастся спрятаться за натянутой на себя рясой реформаторов и поборников коррупции.

Образование и механизм действия преступного треугольника

Воровской «бермудский» треугольник имеет своих конструкторов. Ими стали постсоветские украинские чиновники. Они работали в трех направлениях.

1. Пытались сохранить в своих руках рычаги управления хозяйственными процессами, которые должны были выполнять предприятия, но которые, вообще-то, следовало отменить.

Речь идет об установлении цен, дотаций и субсидий, контроль за заключением соглашений, тендерные закупках, финансировании предприятий, капиталовложении в строительство, инфраструктуру, списание долгов компаний, установление курса гривны, распределение инвалютных потоков, лицензирования экспорта и бизнеса.

2. С первых месяцев независимости чиновники инициировали создание государственных корпораций, которые были наследниками советских отраслевых комитетов — промежуточного звена между отраслевыми министерствами и производственными предприятиями.

Чиновники стали управленческим звеном образованных из фабрик и заводов корпораций, лишенных права самостоятельного хозяйственного функционирования. Эти права перешли к бывшим чиновникам, которые стали владеть финансами, ресурсами, доходами предприятий, не принимая участия в производственных процессах.

Была нанесен двойной вред экономике.

Во-первых, исчезла конкуренция. Были введены государственные монополии, которые быстро стали убыточными. Монополия использовала свои возможности не для собственных сверхприбылей, а для их трансляции (передачи — А) частным структурам и чиновникам.

Во-вторых, была уничтожена заинтересованность некогда самостоятельных производственных единиц в прибыльном хозяйствовании. Им стало выгоднее демонстрировать убытки, дающие право на бюджетные дотации, инвестиции и повышение цен на продукцию.

3. С началом приватизации крупных предприятий, с 1998 года, чиновники осуществляли переход от эгалитарной к элитарной модели приватизации, при которой высокие чиновники передавали пакеты акций в одни руки отдельным бизнесменам, друзьям власти или своим родственникам с условием их перехода в класс финансовых олигархов.

Они имели задание финансировать избирательные кампании властных партий и отдельных кандидатов, владеть общенациональными телеканалами, проводить нужную информационную политику, делиться доходами с первыми лицами государства.

Они начали выстраивать холдинги, увеличивая свое влияние в экономике и обеспечивая большую устойчивость своих финансово-промышленных империй.

Олигархи находили источники обогащения в каждой параллельной области, разрабатывая теневые прибыльные схемы, устанавливая корыстные отношения с государственными корпорациями, финансово-кредитными учреждениями, органами власти.

Олигархи фактически завладели той конструкцией, которую заказали им коррупционеры-чиновники, ввели в практику те технологии хищения, которые используют и лица в органах власти, и руководители государственных монополий.

Олигархи в указанной геометрической фигуре обкрадывания Украины выполняют роль «технологов», без которых деньги не «отжимаются» и не «отмываются». Без них треугольника не будет. Государственные же монополии является инфраструктурой, обслугой, передающими устройствами мошеннического процесса.

В тему: Порошенко уволил олигарха Косюка с должности своего первого зама, назначив его советником

Воровская модель треугольника создана самими бюрократами в собственных интересах. Они по-другому не видят построения украинской экономики и будут защищать свое уродливое чадо всеми способами, вплоть до уничтожения противников.

Это они сейчас и делают, уничтожая революционеров, добровольцев, волонтеров, правоохранителей, которые стали на путь разоблачения коррупционеров.

Один из денежных мешков на вопрос, смог бы он удержать бизнес без походов в бюрократические органы, ответил: «Если я перестану к ним ходить, это начнут делать другие. Зачем мне передавать какому-то другому бизнесмену сладкие отношения с чиновниками? Чистой работы от последних ждать не стоит».

В тему: Ни ГПУ, ни СБУ не ведут никаких расследований против прокремлевского олигарха Дмитрия Фирташа

С построением, укреплением и постоянным обновлением связей между участниками грабительского треугольника последний стал системным институтом организации экономики. Эта система неофициальная, нелегальная, хотя она и пересекается с легальными отношениями. Она, конечно, не охватывает всю экономику.

Существуют сферы, до которых не доходят руки коррупционеров и олигархов: мелкое предпринимательство, торговля, бытовые, коммунальные энергетические, транспортные услуги. Однако эти сферы — на периферии экономических отношений, они не определяют основных потоков капитала и являются вторичными относительно процессов, которые формируют олигархические холдинги.

В то же время преступная трехсторонняя система не позволяет расширяться мелким независимым сферам экономики. Как только они растут и переходят в разряд среднего и крупного предпринимательства, коррупционеры и олигархи силой, деньгами или подкупом захватывают их и интегрируют в свои структуры.

Если же захватчикам отказывают, — применяются любые средства уничтожения. Чаще всего — с помощью налоговых карательных органов.

Следовательно, треугольник не только сам угнетает и обескровливает экономику, но и мешает развитию альтернативных секторов хозяйства в стране.

С одной стороны, эта система в некоторой части безальтернативна. Вне ее выходить на рынки или получать государственное финансирование невозможно, потому что экономические свободы задушены. Вне треугольника более или менее крупный бизнес останавливается.

Бизнесмены, кроторые вошли в нелегальные и криминогенные связи, довольны: не надо бороться с конкурентами, искать новые решения, не спать ночами, а деньги сами плывут им в руки. Довольны и те, кто влез в кресла руководителей государственных корпораций и протиснулся на главные должности во власти. Участники нелегального триумвирата дополняют друг друга и не могут функционировать друг без друга.

С другой стороны, их действия деструктивны, они тянут страну на дно. Незаконные связи в рамках треугольника позволяют признать их уголовными, так как они являются результатом преступного сговора, а участников отношений — организованным преступным объединением.

Особенностью грабительского объединения является привлечение правоохранительных и судебной органов, подчинение последних властным коррупционерам и олигархическим кланам.

Особенно явно это было видно до Революции достоинства. Сейчас происходят изменения, наиболее характерным отличием которых является захват руководящих и главенствующих позиций коррумпированным чиновничеством, которое подмяло под себя правоохранительную систему.

В тему: Петр Порошенко стал Януковичем

В этих обстоятельствах все цивилизованные формы общественного противостояния криминогенному трехглавому змею со стороны активистов Майдана и свободных предпринимателей становятся безрезультатными и формально, в интерпретации милиционеров, «эсбеушников» и прокуроров — антигосударственными, о чем уже заявляли сегодняшние руководители.

Перед Украиной стоят не просто задачи реформирования экономики и власти. Гражданам противостоит воровская шайка, завладевшая органами власти, которая контролирует легальные и нелегальные финансовые потоки, распоряжается основной частью бизнеса, имущественных активов и недвижимости, держит в своих руках процессы выборов.

Людям противостоит полноценная законченная экономико-политическая система, которая сверху управляет и государством, и обществом. Ее действие настолько подорвало украинскую экономику, что развал и деградация последней стали неизбежными.

Эта система привела к критическому расколу между нынешней «элитой» и обществом, к невиданному уровню изъятия в пользу элитарных грабителей плодов труда миллионов работников. Она довела людей до нищеты, вывозу национального капитала за границу и потере возможностей развития страны.

Существование этой системы грозит стране, ее нужно сломать. Этому были посвящены две революции, но она удержалась. Эксплуататорская система целостная и организована, поэтому ее ликвидация — сложная задача. Она требует объединения здоровых политических, гражданских и предпринимательских сил общества.

В тему: Лешек Бальцерович: Не нужно бояться, что у вас много проблем

Трансформация грабительского треугольника заключается в преобразовании системы коррупционного бюрократического управления в прозрачную систему, использующую в управлении рыночные силы и механизмы. Она также состоит в преобразовании олигархических империй в конкурентные предпринимательские структуры и расформировании государственно-монополистических объединений в совокупность самостоятельных предприятий.

К сожалению, оба постмайдановских правительства, очевидно, с удовольствием пролонгировали действие грабительской модели и с удивлением узнали, что в этих сладких для власти условиях управляемая ею экономика летит вразнос.

Владимир Лановой, экс-министр экономики, доктор экономических наук, президент Центра рыночных реформ, опубликовано в издании Экономическая правда

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s