для всего российского искусства нужен барьер – продюсер Александр Ягольник

Пока мы не вернем Крым и Донбасс, для всего российского искусства нужен барьер – продюсер Александр Ягольник

Пока мы не вернем Крым и Донбасс, для всего российского искусства нужен барьер - продюсер Александр Ягольник

О том, почему Киев должен вводить жесткие ограничения для российского шоу-бизнеса, как изменить правила игры на украинском рынке, в чем значение мюзиклов для культуры, и по какой причине Ани Лорак продолжает петь в России в интервью ONLINE.UA рассказал известный украинский продюсер, композитор, поэт, драматург и журналист Александр Ягольник. 


– СБУ запретила въезд в Украину ряду российских исполнителей. На ваш взгляд, правильно ли такое решение, и какой должен быть критерий запрета? 

— Критерии таких запретов должны быть максимально жесткими. Пока мы не вернем Крым и Донбасс, для всего российского искусства надо сделать барьер. Потому что культура — это тоже поле противостояния и мощное средство пропаганды. Украина может вполне обойтись собственными силами. Поэтому, чем больше преград для российского шоу-бизнеса в стране, тем это лучше для укрепления украинского рынка. Я рад, что есть у нас люди, которые системно, своей гражданской активностью заставляют СБУ хоть что-то делать.

Пока мы не вернем Крым и Донбасс, для всего российского искусства нужен барьер - продюсер Александр Ягольник

— Есть те, кто говорят, что у нас недостаточно своего контента, нечего крутить. Эту идею по-разному формулируют…

— Давайте скажем прямо, что, в лучшем случае, это мнение суммарно до 100 человек. Это программные директора и диджеи на радио, которые выбирают, какую нам музыку слушать. Да, российско-ориентированный шоу-бизнес сейчас более качественный, чем украинский, потому что там крутится больше денег. Но нашим вполне реально наверстать этот отрыв.

— Российский шоу-бизнес работает по правилам свободного рынка, или, все же, у них есть поддержка государства?

— Главное их преимущество — у них есть два главных закона, которые устаканили рынок и создали некоторый порядок и льготы, что позволяет Москве лучше развиваться, чем Киеву. Сейчас за эти законы борется и украинский шоу-бизнес. Первый: современный закон об авторском праве и сборе авторского роялти. Второй: закон о спонсорстве и меценатстве.

Нынешняя ситуация в Украине для Москвы выгодна — им выгодно, чтобы мы были сырьевым придатком, кормились второсортным продуктом, даже по российским меркам, были культурной провинцией.

Но такая ситуация для Украины — унизительна. Во Всемирной библиотеке UNESCO больше всего народных песен именно украинских, на втором месте — итальянцы. И говорить, что мы не обеспечим себя песнями — не стоит. Мы можем обеспечить себя песнями, причем как украиноязычными, так и русскоязычными. Украинский авторский цех, при нормальном законе об авторском праве, получит хороший стимул для работы и очень быстро наверстает отставание.

Пока мы не вернем Крым и Донбасс, для всего российского искусства нужен барьер - продюсер Александр Ягольник (1)

Александр Ягольник. Фото: Facebook


— А в чем важность перестройки рынка авторского права?

– Во времена коррупционных схем Дмитрия Табачника насоздавали 19 организаций, которые собирали деньги для авторов, которые воровали так, что жена Кузьмы за год после его смерти получила авторского роялти аж 38 гривен. Сейчас 19 организаций хотят упразднить и сделать одну, которая защищала бы права авторов, в первую очередь, и чтобы ее нельзя было перепродать или перекупить. Потому что ни для кого не секрет: были попытки россиян захватить авторский рынок, предпринимались регулярно. Нужна одна организация, которая будет аккумулировать средства, заниматься всеми выплатами. Это даст возможность в разы увеличить гонорарную базу авторам, перестроить финансовые потоки в пользу творцов.

Естественно, 18 из этих 19 ОКУ, которые уже есть, не выгодна такая перестройка рынка, потому что она перестроит рынок в пользу авторов, которых в разы больше. Причем сейчас я говорю не только про шоу-бизнес, но также о театре и кино, как минимум, которые также выиграют от порядка в этой сфере.

— О каком увеличении базы оплаты для авторов идет речь в случае изменения законодательства? 

— Глава нынешнего УААСПа (Украинского агентства по авторским и смежным правам, — ONLINE.UA) Дмитрий Костюк оценивает увеличение авторских денег только в украинском шоу-бизнесе в 5-10 раз. Сейчас продюсер всегда старается максимально ограничить автора, и в Украине авторы не знают даже своих прав, чем умело пользуются юристы и продюсеры.

Мне вспоминается, как система стимулирования авторов работала в СССР. Даже тогда, например, Владимир Ивасюк, в момент популярности “Червоной руты”, получал ежемесячно 50-70 тысяч рублей. Для 1970-х годов — нереально большие деньги. Была выстроена такая система, что даже когда музыкант исполнял в ресторане песню, или играла музыка в каком-то заведении — все платили роялти.

Поэтому нам нужно изменение законодательства и изменение правил игры. Конечно, это невыгодно Юре Никитину, Потапу и другим 18 ОКУ, но страна должна развиваться. Потому что сейчас есть возможность у россиян перекупить у того же Никитина и Потапа бизнес и получить доступ, например, ко всем авторским тайнам. Продадут условному Тимати, и все. Это тоже опасный сценарий. Поэтому сейчас, по сути, идет противостояние между авторами и продюсерами. Надеюсь, авторы отстоят свои права жить по европейским и американским стандартам. На этапе, когда закон внесут в парламент — тогда подключатся агенты Кремля, чтобы оставить все без изменений. Но украинский шоу-бизнес за долгие годы пробивания этих двух законов в парламенте уже видит абсолютно все подводные камни.

— Чем важны изменения в сфере спонсорства и меценатства?

— Как только примут необходимые законодательные изменения, сразу деньги начнут заходить в украинский шоу-бизнес. Это связано с налоговыми преференциями для такого капитала. Бизнес получит правила игры, что очень важно. И льготы по налогообложению, что позволит ему экономить, финансируя культуру.

Ясно, условному “русскому миру” все это не надо, они и так сейчас себя хорошо чувствуют. Россияне держат много сегментов украинского шоу-бизнеса. Например, всемирный тур “Океан Эльзы” ездит с московскими организаторами. Но это нас должно все меньше интересовать, надо меньше интересоваться Москвой, потому что Киеву надо сделать сейчас много, чтобы быть европейским городом на деле и стать, как минимум, в уровень с Москвой.

— Последние 10 лет в шоу-бизнесе вы как автор и продюсер посвятили мюзиклу, почему?

— Это важно, потому что украинский шоу-бизнес без мюзикла неполноценный. Мюзикл — это вершина любого мирового шоу-бизнеса. Если мы берем мерилом успеха деньги, то лучший мюзикл Бродвея и мира “Отверженные” еще до того, как стать голливудским кинофильмом, заработал своем продюсерам больше $ 1 млрд, не считая авторских отчислений. Это Бродвей (название “Бродвей” стало нарицательным, это общее название пространства, где сосредоточены около 40 больших театров Нью-Йорка, популярный культурный и туристический центр, — ONLINE.UA).

Эта культура есть во всем мире, даже в Москве после печально известных событий “Норд-Оста” (захвата заложников во время представления в Москве в 2002 году, — ONLINE.UA). Его преподносили как первый российский мюзикл. Даже после этого в Москве мюзиклы развивались, у них за 15 лет уже идет 7-9 мюзиклов ежедневно, у них уже есть свой Московский Бродвей.

Должен быть и Украинский Бродвей. Я оптимист в том, что Киев — достаточно театральный и музыкальный город, который примет новую культуру и давно ее ждет, ее появление еще больше оживит украинскую шоу-индустрию. Мало кто помнит, но в Киеве в 2003 году был мюзикл “Экватор”, который дал толчок карьере Тины Кароль и Светланы Лободы. Да, мюзиклы — это очень дорогая в производстве вещь, но таков райдер Короля жанров. Дотянуться до уровня Праги, где есть пять мюзиклов, Киев может.

— Чего не хватает инфраструктуре украинского шоу-бизнеса?

— У нас меняется общество, украинский шоу-бизнес становится более европейским и требовательным. Мы начинаем жить в условиях своего бизнеса и новых реалий. Я занимаюсь мюзиклами, Евгений Рыбчинский продвигает законодательные инициативы, Дмитрий Костюк реформирует авторское право, кто-то мониторит радиоэфиры, чтобы выполнялись квоты, кто-то — гастрольный рынок. Индустрия развивается и борется за свои права, осознав, что время для изменений к лучшему пришло. Крылатое выражение Ильфа и Петрова про “спасение утопающих” как нельзя лучше характеризует нынешние настроения в шоу-индустрии.

— Как относиться к исполнителям, которые выступают в РФ? Например, к той же Ани Лорак. 

— Почему Ани Лорак (Каролине Куек) выгоднее быть в Москве, как человек шоу-бизнеса, я понимаю. Но есть другая вещь — мораль. Звезда шоу-бизнеса несет еще и другую роль — публичную и даже воспитательную. Поэтому на этом моменте к ней надо относиться так, как она заслужила. Конечно, кто ее любит — будет продолжать любить. К тому же, ее сейчас подчеркнуто много в нашем эфире, вата ее любит, для них она по-прежнему символ.

— Наверное, это для России такой символ “правильной” украинки.

— Да, безусловно. А Наташа Королева (Наталия Порывай) — это вообще мегаправильный вариант украинки. Или звезда московского Бродвея, киевлянка Анастасия Стоцкая, у которой Путин — даже на чехле ее айфона.


— Какие тенденции можете отметить в шоу-бизнесе? 

— Первое: рифмы. Кажется, поющий народ о них немного забыл. Оставим безрифмье шоу-бизнесу соседскому. Украинский язык ведь не зря называют певучим языком, правда?

Второе: наши еще не до конца поняли, что такое саунд, и какую музыку традиционно любил украинский народ. Пока что все больше хотят самовыразиться, чем заявляют о том, что думают остаться в шоу-бизнесе надолго. Но главное, что новая украинская музыкальная волна пошла — и это хорошо. На следующем этапе останутся только сильные, кто предложит еще более качественный продукт и хиты. Чем большему количеству музыкантов дадим шанс сейчас проявить себя, тем лучше. То, что канал М2 хочет сделать новый конкурс для молодых исполнителей с полным комплексом раскрутки — это хорошо, это стимулирует, это важно.

Третье: не знаю, как будет развиваться наш украинский рэп. Пока что продукт идет из России и очень сильно влезает в мозги.

Четвертое: есть перекос в сторону этно. Все почему-то подумали, что можно выезжать только за счет украинскости. Конечно, у этники и рока есть стабильная аудитория, но в том то и дело, что эта аудитория у нас ограничена, к тому же любит качественную классику.

Пока мы не вернем Крым и Донбасс, для всего российского искусства нужен барьер - продюсер Александр Ягольник (2)

С точки зрения шоу-бизнеса, Ани Лорак выгоднее петь в России. Но есть еще и мораль… Фото одного из выступлений в РФ

Впрочем, квотирование (украинской музыки на радио, — ONLINE.UA) хорошо уже хотя бы тем, что поднимает в обществе морально-волевой дух, украинская нация ведь не зря — очень музыкальная нация. Думаете, Кремль этого не понимает? Квотирование внесло украинский драйв, на М2 стало в разы больше рекламы, настолько сейчас все его смотрят именно потому, что там новый украинский контент. Вопрос в том, как много людей из этой волны останется на плаву и поднимется в качестве?

— Если прогнозировать до 2020 года, какие тенденции могут проявиться? 

— Думаю, акцент в шоу-бизнесе сместится в сторону фестивалей, и у нас наконец-то появятся свои украинские телевизионные фестивали не хуже “Славянского базара” и “Новой Волны”. Изменение законодательного поля в вопросе спонсорства и меценатства стимулирует всплеск фестивального движения вообще по стране. Это нормально, так вся Европа живет. Свои плоды будут давать изменения в области авторского права. Когда автор поймет, что, написав хит, он будет нормально жить, движение пойдет быстрее. Я большой оптимист в этом плане.


— Фестивали — это рентабельная штука?

— Безусловно, если принимать во внимание, что весь шоу-бизнес относится к разряду рискового бизнеса изначально. Если правильно делать, то все рентабельно. Даже мюзиклы, которые еще более сложные, чем фестивали, но все равно, как говорил классик, нужно “лупати сю скалу”, потому что Киеву это нужно. И однажды они появятся хотя бы потому, что не может такая страна, как Украина, стоять вне глобальных культурных тенденций.

— То есть, если во всей Европе понимают ценность мюзикла, то и здесь должно прийти такое понимание? 

— Да. Я на это надеюсь. И времена сейчас такие, что общество переключается на европейские стандарты. Будет нарастать потребность в том, чтобы иметь весь спектр культуры и потребность в качестве. Дешевого искусства много, но все понимают ему цену…

— Кстати, а почему у Киева такое отставание от той же Праги, где всего 1,2 млн населения?

— Мюзикл стоит дороже, чем все остальное. В США и Англии старт любого мюзикла — это $2-3 млн. Это по очень скромным меркам. В режиме наших цен, старт дешевле. Я готовлю мюзикл о киборгах ДАП. Он обойдется в $1,5 млн. Но найти деньги на это в Украине — мегасложно, потому что нет понимания ценности мюзикла как такового.

Да и вообще, что такое и как выглядит настоящий мюзикл, у нас знают единицы, и среди них нет ни депутатов, ни членов правительств, ни олигархов — ведь даже находясь за границей, редкий турист-украинец пойдет на бродвейский мюзикл, потому что подсознательно это не его языковая среда. И потому я считаю очень важным, чтобы украинцы открыли для себя этот топ-жанр мировой культуры в своей языковой среде, со своими национальными героями, не зря же 100 лет назад в Киеве было 198 театров.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s