Русское восприятие украинской войны

Современная мораль большинства государств запрещает чрезмерный национальный эгоизм. Этот запрет может быть преодолён с помощью иррациональных (скрытых от сознания) свойств психики, направляющих социальное поведение в интересах своей общности. Эта иррациональность создает видимые смыслы, способные скрыть истинные цели национального эгоизма и создать видимость справедливости своей экспансии. Хрестоматийный пример видимого смысла – освобождение гроба Господня, как цель Крестовых походов. Недаром выражение «Крестовый поход» так любят использовать современные политики, когда речь идет о внешнеполитических устремлениях государств. Например, говорят о крестовом походе Рейгана против коммунизма.
Так называемая геополитика, в чьём бы то ни было исполнении, инспирирована этими скрытыми от сознания мотивами поведения. Отсюда очевидная проблема её состоятельности (адекватности): сам субъект геополитических суждений не видит и, следовательно, не учитывает, не включает в систему суждений свои скрытые мотивы. Говоря проще, геополитический рассуждальщик, погружаясь в свою аргументацию, не придает значения тому подсознательному позыву, который заставляет его ввязываться в геополитический спор, и который, в интересах дела, лучше было бы просто проигнорировать! Если такой рассуждальщик является существенной частью системы, о которой он судит, как Путин, например, то он сам оказывает влияние на протекающие в ней процессы. Это значит, что его суждения не адекватны, поскольку он не учитывает себя, как существенную часть этой системы. При этом полная система, включающая кроме конкурирующих общностей и его самого, склонна к зарождению самодовлеющих (самоподдерживающихся) конфликтов, так как видение общественных процессов направляется иррациональными свойствами психики в интересах ментальной экспансии своей общности вовне (ментальной войны). А ответная враждебная реакция конкурента утверждает в правильности, изначально может быть надуманных, аргументов. Из мизерного повода, слово-за-слово, в конце концов, может разгореться настоящая война.
Эту, склонную к самовозбуждению конфликтов, систему, состоящую из двух отдельных осознающих себя общностей, можно назвать автогенератором видимых смыслов: интеллектуальных процессов, обслуживающих конфликт. Видимыми смыслами является, например, необходимость для свидомых украинцев вывести на чистую воду имперскую сущность России и борьба россиян с фашизмом в современной Украине.
Так выглядит модель (почти математическая) таких, казалось бы, бессмысленных конфликтов, как борьба шиитов с суннитами, католиков с протестантами, Исламского мира с Западом, тупоконечников с остроконечниками и, вот, война на Украине.
О войне на Украине часто можно было слышать, что это виртуальный конфликт, война не понятно из-за чего. В нашей же системе координат она имеет вполне четкий смысл, являющийся сутью ментальной войны: разрушение опорного прогноза (опорного соглашения) конкурирующей общности. Напомним, что опорным прогнозом мы называем связующее людей в единую общность представление о ней, как о чем-то ценном, что дает основание верить в её грядущий успех.
Понимание, что людьми движет инстинкт защиты своего, и разрушения чужого опорного прогноза позволяет увидеть суть этого конфликта во всей его простоте, не погружаясь в надуманную «геометрию Лобачевского» каждой стороной, служащую для оправдания своих действий. Цель одной стороны конфликта – дискредитация украинства, пытающегося выделиться из общерусской общности и выйти с ней на один уровень, цель другой – попытка убить приязнь части своих граждан к общерусской общности, сложившейся в рамках Российской империи.
Именно движущая сила этого инстинкта объединила множество устремлений отдельных людей и создала тот психологический рельеф, который способствовал соскальзыванию хода событий до состояния обычной войны. И здесь наиболее распространённое заблуждение – искать подлинные причины в каких-то материальных целях, преследуемых сторонами, разоблачая «закулису», олигархов, стравливающих народ и т.п. Конечно, элита, способна паразитировать на идеалах, втягивая общество в конфликты с целью получить для себя немедленную выгоду, но наивно полагать, что тысячи добровольцев из России и Украины едут воевать на Донбасс, чтобы обогатить своих олигархов. Да и среди элиты, особенно Российской, включая и её первое лицо, немало тех, кто действует вопреки своим непосредственным материальным интересам.
Наивно также искать причины конфликта, погружаясь идеологическую аргументацию каждой из сторон, поскольку настоящая причина конфликта лежит вне поля кажущихся разногласий, почему он, собственно говоря, и кажется таким непостижимым. Нагромождение видимых смыслов, состоящих, как правило, из высоких абстракций, имеющих с конкретикой весьма туманную связь, смогло объединить в украинском конфликте Российский государственный аппарат и самые разномастные, враждебные между собой, группировки, от коммунистов до националистов.
Для верного понимания сути происходящего необходимо убить в себе ментального воина и вырваться за рамки видимого смысла, вырваться из когтей свого инстинкта в дополнительное измерение, чтобы увидеть ситуацию со стороны. Только это дает надежду на мир, поскольку следование инстинктам ведет к войне, и наше повествование не имело бы ни какого смысла, если бы мы не сделали хотя бы попытку вырваться из этих видимых смыслов, не предложили свое видение проблем, отличающееся от общепринятых.
Основные распространенные заблуждения со стороны украинцев: Путин хочет возродить империю; россияне зомбированы телевизионной пропагандой. На самом деле поведение и россиян, и Путина, это непроизвольная реакция (рефлексия) на наступление на их мир более успешной общности – Запада. И речь здесь идет не о военном наступлении, а о демонстрации Западом более успешной модели внутреннего устройства, что само по себе ставит вопрос о состоятельности Русского мира и подталкивает его признать свою вторичность. Эта реакция естественна, но она не правильная, и не ведёт к успеху, а лишь усугубляет ситуацию, поскольку она направлена не на самосовершенствование, а лишь на обвинение Запада в нечестной игре. Вместо исправления положения она приводит к конфронтации. Это как если бы вас обыграли в шахматы, а вы, вместо того, чтобы начать штудировать шахматные учебники, полезли в драку. Однако, такая реакция кажется правильной, поскольку вы ударили соперника не просто так, а потому, что он ехидно улыбался и неприятно подшучивал, а потом и вовсе начал драться в ответ. Украина своим поведением, демонстративно отдавая предпочтение Западу, лишь подливала масла в этот огонь.
Даже не считая интернета, в России достаточно мнений и средств информации, подающих точку зрения, отличную от господствующей. Однако, основная часть населения остаётся к ним глуха. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов собственно влияние массированной антиукраинской и антизападной пропаганды в средствах массовой информации на умы россиян, но необходимо понимать, что россияне настроены в резонанс с этими потоками пропаганды. Они хотят слышать именно такую информацию и хотят ей верить. Для них это своеобразный эмоциональный наркотик. Причина этого в том, что после окончания Холодной Войны в политическом дискурсе Западных стран присутствовал триумфаторский настрой морального превосходства. Под действием этого настроя Запад наивно ожидал от России моральной капитуляции, признания ущербности своего Советского прошлого. Как мы теперь знаем, этого не могло произойти, поскольку признание своей ущербности это ни что иное, как разрушение опорного прогноза общности, который находится под защитой инстинктов, направленных на удержание её в консистентном состоянии.
Триумфаторский настрой Запада, желание отпраздновать моральную победу, попенять при случае своему бывшему сопернику также продиктованы этим инстинктом. Такое положение вещей – благоприятное условие для возникновения ментальной войны: встречных потоков моральных разоблачений и дискредитации. На этом фоне выделение в отдельную общность, а тем более ментальный переход Украины в противоположный лагерь, переключение её граждан на приязнь к конкурирующей суперобщности – Западному миру, является для россиян наглядным показателем собственного неуспеха, ничтожности своего мира. Подсознание корректирует восприятие связных с этим переходом фактов, ставит своеобразный эмоциональный фильтр, чтобы минимизировать ущерб для опорного прогноза.
В этом свете становиться понятно, почему россияне, и в том числе их президент, так прониклись украинскими событиями, почему у них столь резкое отторжение так называемого европейского выбора Украины. Они охотно верят любой информации, подтверждающей порочность оппонентов, и напрочь отказываются воспринимать факты, выставляющие их самих в плохом свете. Конечно, это пиндосы (американцы) организовали Майдан. Это стало очевидно после того, как их послы кормили кого-то там на Майдане печеньем. Если бы Путин не забрал Крым, то там бы уже была американская военная база. «…Вообще Украина ни при чем. США просто используют её как полигон в холодной пока войне против России…» (депутат Госдумы Миронов). То, что США и НАТО до сих пор не оказали военную помощь обескровленной украинской армии, нисколько не ставит под сомнение этот очевидный факт. Пассажирский самолет сбили, конечно же, украинцы, пускай и упал он ровно посредине территории, контролируемой ополченцами, вне досягаемости украинских комплексов ПВО. Для доказательства этого у России есть целых две различных, но стопроцентно достоверных версии. И это не важно, что ополченцы сразу же похвастались сбитым самолётом и обнародовали компрометирующее их видео. Ведь это же через интернет, а интернет не доказательство. Никакого оружия Россия ополченцам не поставляет, а те тонны боеприпасов и топлива, которые необходимы для войны ежедневно, ополченцы регулярно захватывают у ВСУ. И вообще, не важно, откуда они берутся. Оттуда. Путин же сказал, что «…люди, которые ведут борьбу и которые считают эту борьбу справедливой, всегда найдут вооружение». Людей в Одессе, конечно же, сожгла фашистская киевская хунта, несмотря на то, что порядок в Одессе, а вернее – беспорядок, обеспечивали сбежавшие впоследствии люди прежний власти, и первыми убитыми были проукраинские демонстранты.
При этом россиянам очень важно полагать, что большинство украинцев пребывают в каком то катастрофическом заблуждении. Что вот да, есть бандеровцы-фашисты, это понятно, но для остальных существует какой-то окончательный аргумент, который только лишь нужно найти и донести, и пелена с их глаз спадет и они увидят своё ужасное заблуждение, сразу поймут, что Россия просто вынуждена была действовать так, как она действовала, и примут её сторону.
Хотя инстинкт, о котором мы говорим (ранее мы назвали его инстинктом сохранения и распространения ментальной среды) и позволяет находить поводы и оправдывать свою экспансию вынужденными мерами, но это лишь до определенной черты позволяет сохранить иллюзию собственной безгрешности. Идя по пути национального эгоизма, в определенный момент общество вынуждено будет признать, что оно пересекает существующую моральную границу и меняет моральные ориентиры. В свое время немцы сделали это вполне осознанно и формально, что нашло отражение в нацистской идеологии. У россиян это, похоже, случилось с помощью всероссийского заговора лицемерия. ….. Культ так называемых “вежливых людей” – отвратительное свидетельство этого заговора. Российское общество наслаждается своей крутизной подобно гопнику, “вежливо одалживающему” у подростка мобильный телефон. Под этой бравадой общество прячет, от себя же, подлость верного расчета на то, что украинские солдаты в Крыму были морально не готовы стрелять в своих.
Публичные рассуждения Александра Проханова о российских военных “отпускниках” в Украине и предложение Михаила Леонтьева нанести “по ошибке” ядерный удар для борьбы с санкциями, это не просто разговоры частных лиц. Подобные публичные рассуждения известных людей становятся морально допустимыми и обретают смысл лишь в том случае, когда общество принимает мораль (понятия) криминальной группировки, понимающей важность официальной морали для своего существования, но оставляющей её для лохов и фраеров. Разница здесь только в том, что эстетика (романтика) преступного мира заменяется эстетикой спецслужб (КГБ): «все, кому положено знать – знают», а для остального мира «доказательств, что это Россия, нет». При этом каждый с гордостью может зачислить себя в круг посвященных.
Такая линия поведения, несомненно, имеет некоторый смысл. Во-первых, таким способом россияне дают “фиговый лист” основному своему противнику – Западу, той его части, которая не желает втягиваться в серьезный конфликт с Россией. Этим фиговым листом можно прикрыть срамоту соглашательства с агрессором и закрыть глаза на то, что Россия делает в какой-то там Украине. Во-вторых, каким бы длинным не был канат лицемерия, все же он связывает общество с якорем – основополагающими установками социума, идеалами, на которых он построен. Перерубить этот канат, избавиться от этого якоря, в открытую объявить идеалы никчемными – означало бы грядущую катастрофу, как это случилось однажды с Германией. Похоже, руководство государства, да и большинство россиян, может быть подспудно, все же это понимают, но российское общество не устояло перед соблазном начать нечестную игру, оправдывая себя тем, что за игорным столом полно матерых шулеров.
Такая линия поведения, даже не считая её моральной низости, не решает главную задачу: отстоять моральное право России быть центром объединения людского пространства, склонить украинцев на приязнь к эгрегору Русского мира. Именно ради решения этой задачи инстинкт сохранения и распространения ментальной среды втянул россиян в этот конфликт. Ошибочно надеяться на то, что время, в конце концов, сотрет у украинцев воспоминания об этой нечестной игре, а останется лишь нужный результат. «Сегодня так относятся, а через пятьдесят лет – по другому. Какая конституция? Никто не собирается оглядываться на бумажки, когда творится история.» -так выражает эту мысль приближенный к Путину российский политик Владимир Лукин. Ею он обосновывает правильность избранной Путиным тактики: «…Войска, считай, не вводили. Но введут ровно столько сколько нужно, чтоб Порошенко это понял и сел за стол переговоров с теми, с кем Путин решит…» (из интервью Лукина Марату Гельману, обозревателю издания «Новое время» от 30.08.2014г.).
В пику этому мнению можно привести десятки примеров, когда нанесенная в прошлом обида продолжает отравлять отношения между народами. Разве не прошлые обиды довлеют над российско-польскими отношениями? Разве не из-за прошлых обид Прибалтика столь настойчиво стремилась в НАТО? Украинцы не налоговый инспектор, которому нужно предъявить правильно оформленные бумаги, чтобы он не имел претензий. Для матерей, жён и детей солдат, по которым подло стреляли артиллерией через российско-украинскую границу, официальные заверения о том, что Россия в конфликте не участвует, не значат ровным счётом ничего. Мало того, участие государства еще можно было бы как-то объяснить преступностью его руководства. Но если государство в войне не участвует, то кто же с украинцами тогда воюет? Получается, что российский народ. Ведь даже тех фактов, которые признает российская сторона – наличие российских добровольцев и их поддержка общественным мнением – вполне достаточно, чтобы прийти к такому выводу. А это скоро не забудется. Это просто навсегда рвёт ту нить, которая еще связывает русских и украинцев.
Напрасно думать, что с украинской стороны по убеждению воюют только бандеровцы, а вот зайди российская армия Новороссию, как тут же все успокоятся, украинская армия сложит оружие, восточная Украина, вплоть до Киева, с радостью распрощается с ненавистным режимом и вернется в Русский мир. Среди россиян это распространённое мнение. Его поборником является небезызвестный Игорь Гиркин, пытавшийся реализовать такой сценарий. При определенных обстоятельствах, может быть, так оно и было бы, не зря же в прошлом избиратели этих областей в большинстве случаев выбирали тех, кто, так или иначе, признавал ценность совместной русско-украинской цивилизации. Однако теперь, после таких подлых способов принуждения к дружбе, воюет с Россией, условно говоря, уже не Львов, а Днепропетровск.
Своими действиями Россия дискредитировала Русский мир, как объединяющую идею, в глазах большинства своих симпатиков на Украине, а добилась лишь того, что провела более четкую границу этого мира. Тех, для кого Русский мир – безусловная ценность, на Украине оказалось не достаточно много, а для остальных, для кого это не аксиома, а теорема, которую нужно доказать, чекистский способ принуждения к дружбе оказался неприемлемым.

Читать полностью: http://h.ua/story/435502/#ixzz4VKnoTD5g

Advertisements

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s