НАМ НУЖНА ОХОТА НА ВЕДЬМ 

Немного яркой антикоммунистической риторики вам в ленту этим ясным воскресным днём.


Сергей Басаревич

В конце 1980-х – первой половине 1990-х выпуски новостей пестрели сообщениями об «охоте на ведьм» в Восточной Европе. Некие левые чехи, поляки, болгары и восточные немцы были возмущены политическим произволом и беспочвенными преследованиями деятелей социалистических режимов со стороны новых властей. Им вторили наши официальные лица: «Сталин – конечно, кака, но зачем же всех под одну гребёнку? Ведь были же и честные коммунисты, и хорошие специалисты». С тех пор прошли десятилетия, и мы можем наглядно оценить результаты охоты на ведьм: в тех местах, где такая охота была проведена жёстко и бескомпромиссно (Чехия, Польша, Восточная Германия), всё в порядке и с экономикой, и с уровнем жизни; а там, где приняли половинчатые меры,  прислушались к голосам левых и проявили «гуманность» (Болгария), всё несколько печальнее.

Проводить люстрацию у нас по образцу Польши 1990-х сейчас поздно, потому что формальные признаки (сотрудничество с КГБ, участие в органах власти тоталитарного государства) уже не актуальны. И теперь у нас повсеместно заправляют потомки и наследники Совнаркома, раскрашенные во все цвета политического спектра.

Разумеется, я понимаю, что никакой фактической возможности провести люстрацию в постсовке в 1990-е не было, как и не было возможности сохранить ядерное оружие у Украины. (Иначе мы сейчас жили бы в государстве под названием «СНГ» со столицей в Москве.)

Но я утверждаю, что, несмотря на невозможность и неактуальность антикоммунистической люстрации, антикоммунистическая охота на ведьм пришлась бы сейчас очень кстати. Она могла бы включать в себя два аспекта: судебное преследование работников коммунистических карательных органов и мощная информационно-пропагандистская кампания. Неплохо было бы пустить в телеэфир на поток антисталинские художественные фильмы 1980–1990-х годов и в пропаганде не замыкаться на героизации УПА. Важно при этом не забывать ругать нацистов, чтобы избежать очевидной контратаки.

В первую очередь это вопрос морали. Между всеми формами тоталитаризма должен, наконец, быть поставлен жирный знак равенства. Жертвы ГУЛАГа заслуживают не меньшего уважения и памяти, чем жертвы Освенцима. Красных палачей нужно выковырять из крысиных нор и привлечь к ответственности, невзирая на возраст и количество медалей. Поэтому возбуждение дела против убийцы Нила Хасевича меня обнадёживает.

Такие уголовные производства вкупе с мощной и долговременной информационной кампанией поспособствовали бы нейтрализации технологии победобесия – ключевого аспекта информационной агрессии со стороны РФ. Именно с помощью этой нехитрой практики враг до сих пор успешно вербует своих потенциальных сторонников и организовывает провокации у нас в тылу. Актуализация темы сталинских и прочих коммунистических репрессий, обязательно на русском языке и без фиксации на Голодоморе, дала бы хороший пропагандистский эффект.

Другой эффект дало бы вскрытие проблемы лжеветеранов. В принципе, все, у кого есть хоть капля здравого смысла, должны понимать, что минимальный возраст участника Второй мировой войны – 90 лет. И это идёт речь о самых молодых, тех, кому было 18 лет в 1945 году (не считая сынов полка). Тем не менее, никто не смущается при виде «ветеранов» лет на 10–20 моложе. У них полно медалей и орденов за взятие Берлина и Вены, которые они штурмовали в трёхлетнем возрасте. Они получают полновесные льготы от государства и морочат головы нашим детям на всевозможных «встречах».

Надо сказать, что ненастоящие ветераны существовали ещё в СССР, и поэтому возраст ещё не гарантия «подлинности». Прекрасно сказано об этом  у Николая Никулина в книге «Воспоминания о войне». Там описана тенденция, которая имела место в 1960–1970 годах прошлого века. А именно, на «встречи с пионерами» ходили разные интенданты, снабженцы и особисты, увешанные орденами. Те, кто прошли реальные бои и окопы, были редкостью уже тогда.

Курьёзный случай произошёл в моём детстве. Это было в начале 80-х. На День Победы к нам, школьникам младших классов, пришёл ветеран в орденах и медалях. Его звали дядя Коля и он жил двумя этажами ниже в моём подъезде. Он рассказывал нам про пикирующие «мессершмитты», фашистов с автоматами и горящие «Тигры», подбитые им лично. Мы слушали его, затаив дыхание, а потом рассказали об услышанном своим родителям. Ну а те, по секрету, поведали нам, что ни на какой войне дядя Коля не был. В 1945-м ему исполнилось 18 лет, его призвали в армию; пока его часть добиралась до фронта, война закончилась. Их погрузили в теплушки и отправили на Дальний Восток – воевать с японцами. Пока ехали туда, Япония капитулировала. В общем, дяде Коле повезло, к тому же он получил законный статус ветерана, ведь он действительно служил в действующей армии во время войны. И об этом прекрасно знали все соседи.

Я думаю, что если сейчас начать искать настоящих ветеранов, пусть даже интендантов и снабженцев, то вряд ли во всей Украине их наберётся слишком много. Оказывается, ветераны делятся на категории «участники боевых действий» и просто «участники войны». Подробнее здесь. На 2015 год участников боевых действий Второй мировой войны в Украине было всего 37,6 тыс. человек, в то время как «участников ВМВ» – аж 776 тыс. Думаю, что разделение разных видов ветеранов и соответствующее перераспределение льгот и почестей были бы одновременно высоконравственным актом и сильным пропагандистским ходом.

Здесь я хотел бы подробнее остановиться на «ватной» политтехнологии как части информационной войны. Интересен сам вопрос, откуда взялись «ватники-совки». В 1990-е годы их попросту ещё не было. То есть люди, которые впоследствии станут «ватниками» и испытают ностальгию по Совку, были обычными обывателями с обычной для того времени картиной мира. Они верили телевизору, который тогда вещал про «народный капитализм», Столыпина и Лёню Голубкова. «Ватниками» и фанатами победобесия их сделали позднее, где-то в начале 2000-х. Но, несмотря на то, что этот миазм распространялся из Москвы с вполне определённой имперской целью, местные воротилы быстро сообразили, как его можно использовать для себя. Им достаточно было просто подстроиться под тренд, одеть «колорадку» или мундир красноармейца, возложить цветы, произнести речь о дедах, пофоткаться с ветеранами и попами на фоне вечных огней – и поддержка электората у них в кармане. Раньше меня удивляло, зачем прагматичные и вполне разумные мошенники несут такую чушь, пока я не понял, что они всего лишь ловко катаются на московской информационной волне.

Нам нужна охота на ведьм

Нам нужна охота на ведьм

Мощная и долговременная антикоммунистическая информационная кампания «а-ля 1990-е» могла бы выбить почву у них из-под ног и затруднить их возвращение к власти, а также внести сумятицу в головы их электората.

И главное, охота на ведьм, проведённая с соблюдением всех юридических формальностей, затруднит «примирение» с Россией (а точнее – завуалированную капитуляцию), которое, судя по всему, скоро будет ещё активнее продвигаться агентами влияния. Сколько при этом пострадает «честных коммунистов» и «хороших специалистов» – мне безразлично.

Advertisements

One thought on “НАМ НУЖНА ОХОТА НА ВЕДЬМ 

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s