Прививка от царя

Вся история украинских реформ – это битва с монополиями.

Можно долго спорить о том, что делает Россию – Россией и каждый новый ответ будет дополнять предыдущий. Но альфой и омегой любого описания будет монополия – в политике и экономике, принятии решений и определении будущего. И не случайно российская многоголосица 90-х пришлась на тот период, когда углеводороды стоили мало. А вертикаль Кремль смог отстроить лишь тогда, когда цены на нефть избавили Москву от необходимости играть в конкурентность.

По сути, Россия «нулевых» превратилась в нефтегазовую трубу, а все остальное – в экономические полипы на ней. Денег хватало на то, чтобы содержать неэффективность. Чтобы продлевать ей жизнь на аппарате искусственного дыхания. Чтобы подсадить на бюджетный велфер не только бюджетников, но и частный бизнес. Который был возможен благодаря все той же трубе. Он либо напрямую обслуживал ее, либо обслуживал тех, кто заработал на ней хоть какие-то деньги.

И главная гордость довоенной Украины – олигополия – была возможна лишь потому, что единого смыслообразующего сырья у Украины не было. Каждый экспортный товар был недостаточен, для того, чтобы содержать всех и каждого. А потому вместо единой вертикали выросло сразу несколько. Которые, вдобавок, соперничали за влияние, из чего и рождалось все, чем гордилась страна. Парламент. СМИ. Конкурирующие центры принятия решений.

Политическая монополия российского образца была невозможна в Украине еще и потому, что в стране не было монополии на деньги. И именно эта конкуренция, в конечном счете, дополняла идеологическое разнообразие Украины. В том числе она не позволила Януковичу удержать власть. И она же позволила стране не рухнуть в институциональное небытие после его бегства. Потому что кроме главного «альфа-дога» в стране были и другие, у которых были свои собственные интересы. Которые в какой-то момент оказались созвучны интересам Майдана. И тем и другим нужна была Украина.

Зима 2013-го и весь 2014-й оказались временем ситуативного совпадения интересов. Когда часть олигархов и неравнодушные украинцы оказались по одну сторону баррикад. Когда для одних и других сохранение страны стало общей целью. Но борьба с общим врагом – Януковичем или Кремлем – еще не означает тождество задач. Потому что Украина Майдана хотела перемен. Тех самых, которые уж точно не совпадают с интересами «жирных котов».

Все борьба за реформы – это борьба против монополий. Причем экономические монополии рождают политические: лояльность зависимых людей обуславливает их выбор в избирательных кабинках. И потому бенефициары монополий пытаются торпедировать реформы.

Сила украинского гражданского общества в том, что олигархических драконов несколько. Слабость – в том, что это все-таки драконы. А роль меча-кладенца выполняют меморандумы запада, которые соглашаются кормить дракона лишь в случае его перехода на вегетарианскую диету. Каждый новый транш поступает лишь в том случае, если хищник соглашается уменьшать аппетиты и ареал обитания.

Все, что предлагает Украине запад – это отказ от патернализма. Дробление интересов. Создание конкуренции и состязательности. Системы сдержек и противовесов – те самые, что превращают власть и экономику в систему многоподъездную и многоуровневую. Когда ни у одной из групп интересов нет монополии на политический рубильник.

Чем меньшее число граждан останется на велфере – государственном или олигархическом – тем выше будет уровень политической конкуренции.

Чем большее число украинцев будут иметь экономическую мотивацию, тем осознаннее будет их политический выбор. А потому малый бизнес, частное предпринимательство, IT, фермерство – рецепт будущего. А любое доминирование государства и монополий в экономике означает консервацию убожества.

Та же история про рынок земли – лишь еще один шаг на пути обретения обывателем субъектности. Той самой, которая рождается из понимания личной выгоды. Лишь экономическая мотивация служит для избирателя поводом вчитываться в предвыборные программы – и создавать запрос на ответственность.

Если бы не война – это все было бы невозможно. Именно война разрушила старую матрицу. Ту самую, в которой Киев попеременно брал деньги у Москвы и Брюсселя – но отказывался выполнять взятые обязательства, пугая бегством в другой лагерь. А теперь брать деньги у РФ не получается – и элиты вынуждены просить взаймы у ЕС, соглашаясь на аутокастрацию.

Впрочем, это не значит, что они не будут торпедировать перемены. Что они не попытаются прописать в новых правилах исключения для самих себя. Что они не будут создавать искусственных патерналистов, которые в бюллетене ищут подачки. Но прежняя система – когда страна раз в четыре года приносила в жертву свое будущее на электоральных алтарях – понемногу уступает свои позиции.

Собственно, формула будущего проста. Конкуренция, дробление интересов и обретение людьми экономических мотиваций – благо. Монополии, концентрация и патернализм – зло. Этой формулы вполне достаточно, чтобы понять, по какую сторону баррикад находится каждый. Рецепты будущего уже придуманы. Равно как и сценарии увядания. А война всего лишь повышает ставки.

В будущих учебниках истории Украины будет либо описание успеха, либо этих учебников не будет вовсе.

Павел Казарин

“Украинская правда”

Advertisements

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s