Сколько у нас агентов спецслужб России? – Стас Речинский

Одна из наших проблем заключается в том, что мы сейчас не видим и не пытаемся исправить тот процесс разрушения институтов государства, который расцвел при Ющенко и сейчас стал уже серьезнейшей проблемой. Я имею ввиду уничтожение института спецпроверки.

Когда-то уже писал, что в 2005 году довелось познакомиться с неким Николаем Бондаренко, тогда чиновником администрации Президента. Личность оказалась настолько мутной, что я им заинтересовался. Выяснилось, что товарищ дважды судим. Хищения госимущества в особокрупных, мошенничество, подделка документов и еще целый букет. Когда задал вопрос специальным людям, ответили, что ничего сделать не могут, так как этот хрен – одноклассник Ющенко с «особыми полномочиями». Бондаренко не только не выгнали, но назначили замгубернатора Одесской области. Где его таланты расцвели многократно. Далее я его не отслеживал. Но это – случай банальный. Куда важнее то, что с тех пор спецпроверка как таковая умерла. Исчез целый кластер людей, которые действительно умели проверять документы. Причем, начиная со свидетельств о рождении дедушек и бабушек проверямого. Мимо наметанного глаза которых не могла пройти даже самая гениальная «липа». Потому что «липа» должна была основываться на других документах, они на других. И разрыв в цепочке или нарушение процедуры такие профи видели сразу. Это одна часть спецпроверки. Другая, более оперативная включала проверку настоящей биографии или «легенды» путем встреч и бесед с одноклассниками, однокурсниками, сотрудниками жека, дворниками и соседями. Ну и третья часть, само собой, контроль контактов и разговоров кандидата на должность в течение от трех месяцев до полугода и выше. Муторно и долго? Да. Но в этом был смысл. И есть. Особенно сейчас.
Анатолий Матиос где-то в свое время заявил: “За три года до войны, в одном из военкоматов города Киева было сформировано военное учетное дело гражданина Украины, который в случае войны должен быть призван на службу. Так вот: по сей день в перечне военных специальностей нет такого понятия как военный журналист. Но за два или три года (могу ошибаться, мы давно это установили) до войны в учетном деле гражданина Зимина, он же Соболев, были внесены изменения путем подделки военного учетного дела, где было написано “военный журналист”.
Меня не интересуют ни Соболев, ни Семенченко. Но факт подделки в военном учетном деле говорит о том, что государство сгнило напрочь. Потому что традиционно, после спецслужб, наиболее дотошными были именно военкоматы. Специальные сотрудники которых видели «липу» не только в военном билете, но и в медкнижке, к примеру. Сейчас – не видят. И готовы подделать за деньги или по приказу сверху – даже военное учетное дело. Возможно ли в такой ситуации реальное противодействие иноспецслужбам? Возможно, но не эффективно.
Теперь вспомним недавнее прошлое. Клименко, Арбузов, Курченко. Кто-нибудь помнит откуда появились эти люди? Курченко – это особо циничный пример. У человека вообще нет биографии, он просто взял – и появился. Но это фантом на самом деле, за которым может скрываться все что угодно. Или Клименко. Вы знаете когда Клименко, к примеру, получил первые водительские права и первый загранпаспорт? В 2012 году. Это при том, что в 2010 году он был начальником ГНА Донецкой области, а в 2011 – Председателем ГНАУ.

Ничего не настораживает? До этого он в метро ездил, или у него с должности рядового инспектора был личный водитель. То же с загранпаспортом. Один этот факт заставляет предположить, что официальная биография господина Клименко – «легенда».

Кто его легендировал и зачем – другой вопрос. И сколько таких «легенд», «кротов», «людей без прошлого» появилось со времен Ющенко в украинской политике, бизнесе, СМИ, правоохранительных органах и спецслужбах? Достаточно взглянуть на парламент, чтобы представить себе масштаб бедствия. А если представить, что все эти люди – «легенды» в определенный час Х вдруг активизируются?

Или они уже активизировались? Мы абсолютно не представляем, в каком мире сейчас живем. Кому верим, кого ненавидим. Может даже оказаться так, что и тот кому мы верим, и тот кого ненавидим – заботливо выращенные со студенческих еще лет агенты спецслужб России. И это не паранойя. Слишком много вокруг нас людей «без прошлого» или с серьезными лакунами в прошлом. И у нас нет механизмов проверки и противодействия. А Россия не прекращала заниматься «внедрением» и «легендированием» со времен Советского Союза ни на миг.
И способа мгновенной проверки человека на «внедренность» на самом деле не существует. Ее не заменят патриотические высказывания, громкая риторика в парламенте или СМИ. Ее даже участие в боевых действиях не заменит. Человеку под «прикрытием» позволено даже своих убивать. Необходим возврат механизма спецпроверки. Рутинного, сложного, долгого. Который не заменят ни какие общественные комиссии, люстрационные комитеты и прочая порнография для пипла. Общественники не умеют «читать» документы. И не смогут этому научиться за пару месяцев. Никак.
Насколько все это серьезно? Да более чем.

Для наглядности просто представьте, что в один момент вдруг подавляющее большинство наших парламентариев вдруг одобрит, к примеру, присоединение Украины к России на правах Малороссийской области. Конституционный суд это решение большинством голосов одобрит. Президент подпишет. Большинство СМИ это одобрит. Армейское руководство подчинится. А эксперты и лидеры мнений – обоснуют. Фантастика? Хорошо, если так

Станислав Речинский
Advertisements

One thought on “Сколько у нас агентов спецслужб России? – Стас Речинский

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s